Авторизация на сайте

лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Последние публикации

Как с нами связаться

  • + 7 (812) 956 86 01
  • + 7 (812) 580 07 75
  • optimals@yandex.ru
» » Коррекция зрения у детей

Коррекция зрения у детей

28-04-2017, 02:16 383 Книги

 

Аннотация

 

Врач выписал вашему ребенку очки?

Одноклассники дразнят вашу дочь или сына очкариком?

Из‑за школьных нагрузок у ребенка стремительно ухудшается зрение?

Еще не поздно восстановить и сохранить его! Светлана Троицкая – бессменный руководитель центра естественной коррекции зрения и оздоровления – представляет новый курс, разработанный специально для детей и их родителей.

Курс коррекции зрения для детей, разработанный Светланой Троицкой, – это счастливое детство без очков, повышение успеваемости, стойкое улучшение зрения на всю жизнь и общее оздоровление уже после первых занятий.

Помогите своему ребенку увидеть мир и вернуть уверенность в себе!

Данная книга не является учебником по медицине. Все рекомендации должны быть согласованы с лечащим врачом.

 

Светлана Ивановна Троицкая

Коррекция зрения у детей: практический курс

 

Предисловие

 

Увидев ребенка в очках, я испытываю не удивление и умиление, а жалость и сожаление: еще один послушный карапуз стал жертвой диктата врачей и родителей, их лени и беспечности. И если покорное следование взрослых и детей предписаниям доктора еще можно объяснить их медицинским невежеством, то уж врач‑окулист должен точно знать, что глаза ребенка, заключенные с детства в стеклянную клетку, вряд ли будут здоровыми. Да и как может быть иначе, если их естественное функционирование и развитие с детства исключены из‑за использования оптических костылей. Более того, ребенок и физически будет развиваться значительно хуже – его участие в подвижных играх и спортивных состязаниях будет ограничено, он не сможет получать полный спектр солнечной энергии и нужное количество кислорода. Все это наверняка скажется на здоровье и приведет к перекосу в развитии. Такие детки со «стеклянной клеткой» на лице напоминают мне подчас юных старичков: они весьма начитанны, неплохо рисуют и поражают своей рассудительностью, но зачастую лишены столь обаятельной детской непосредственности и живости.

Нагрузки в школе, а затем в высшем или среднем учебном заведении еще больше усугубят давление на ослабленные глаза, и зрение может ухудшиться до критического уровня, особенно если дети психически неустойчивы и сильно переживают из‑за плохих отметок, боясь огорчить родителей и учителей. В подростковом возрасте к прочим минусам очков добавятся комплексы из‑за незавидной внешности, главная краса которой скрывается под уродливыми окулярами. Многие в этот или уже в юношеский период начинают использовать линзы, спасающие эстетический облик бывшего очкарика. Но на глаза линзы действуют порой еще хуже очков, и зрение может ослабнуть еще сильнее и быстрее.

Способность человека приспосабливаться к внешним условиям настолько велика, что со временем любой привыкает к своему противоестественному образу жизни и тесно сливается с очками. Многие порой засыпают в очках и не снимают их даже тогда, когда можно без них превосходно обойтись – за обеденным столом, в туалете, даже купаясь в бассейне и в море. Не удивлюсь, если такие фанаты очков и ванну дома принимают с оправой на носу. Число диоптрий значения не имеет: я знала людей, которые не расставались со слабыми очками (‑3‑4 диоптрии), но знаю и тех, кто обходится без очков при зрении ‑6‑7 и больше диоптрий.

У таких «профессиональных очкариков» проблемы начинаются позже, после 40–50 лет, когда читать вблизи становится трудно, а любой стресс, заболевание или операция наносят удар в первую очередь по глазам и зрению. Гиперметропия, катаракта, глаукома, астигматизм, светобоязнь, слезоточивость – вот неполный перечень недугов, которые может приобрести с возрастом очкарик. Конечно, эти болезни могут подстеречь и людей с нормальным прежде зрением. Тем не менее у тех, кто носит очковые костыли много лет, шансов на обретение сего ядовитого букета значительно больше. Впрочем, каждый вправе делать свой выбор, и нет смысла убеждать в чем‑либо человека, боящегося любых перемен.

Моя книга – не для тех, кто свято верит большинству врачей, считающих, что очки – единственная панацея для больных и ослабленных глаз. Она для тех, кто верит нескольким десяткам российских и зарубежных врачей и ученых, которые описали в своих книгах и брошюрах замечательный опыт восстановления зрения у детей и взрослых с помощью естественных и безопасных методик, предложив разнообразные программы для безмедикаментозного лечения любого зрительного заболевания.

Итак, моя книга – для тех деток, которые больше не хотят калечить собственные глаза и уродовать свой природный облик сооружениями из стекла, пластика и металла. Она для ребят, желающих без страха за последствия играть в любые подвижные игры, гонять мяч, участвовать в детских забавах и демонстрировать очарование расцветающей юности без опасного камуфляжа на лице, скрывающего здоровый блеск глаз и внутреннюю душевную красоту молодого человека.

И конечно же, эта книга – для пап и мам, которые любят своих детей и хотят помочь им быть зрячими и здоровыми. Такие родители прекрасно понимают, что зрение детей нуждается в особом внимании. Усвоение упражнений «для взрослых» зачастую дается ребенку с определенным трудом, особенно в младшем возрасте. Поэтому обучение детей навыкам рациональной зрительной работы носит специфический характер. Успех во многом зависит от того, насколько грамотно и деликатно авторитетные для ребенка близкие объяснят ему, как важно заботиться о своих глазках, насколько интересно расскажут о различных способах и приемах ухода за глазами.

Таким образом, у этой книги двойная цель. Во‑первых, я стремилась убедить родителей в необходимости как можно раньше обратить внимание на зрение своих детей. Во‑вторых, я модифицировала наиболее важные и полезные упражнения, придав им характер игры, сделала приемы понятными, доступными, интересными, чтобы дети легко и с удовольствием овладели ими до автоматизма. Самому ребенку просто не справиться с этой задачей без помощи взрослых. Да и внутреннего стимула к такой непривычной творческой деятельности у него пока не выработано. Впрочем, бывают исключения.

 

Летом ко мне приехали две семьи (из Татарстана и Украины), чтобы улучшить зрение дочерей с помощью моих курсов. В обоих случаях дети захотели заниматься сами. Прочитав мою предыдущую книгу, они заставили родителей привезти их в Петербург в период летних каникул. В одной из этих семей инициативу проявила девочка 10 лет. И мудрая мама не только ее послушалась, но и стала водить на занятия своего семилетнего сына с проявлениями невнимательности и агрессивности (при этом зрение ребенка было нормальным), которые снизились за время занятий.

 

Книга разделена на три части.

В первой я обращаюсь преимущественно к взрослым, не желающим мириться с плохим зрением ребенка и ограничивать свою заботу о нем посещениями окулиста и магазинов «Оптика». Таким любящим папам и мамам я объясняю важность их помощи своим детям.

Вторая часть посвящена описанию различных навыков, а также упражнений и приемов в игровой форме, адекватной детскому восприятию.

Прочитав третью часть, вы научитесь превращать традиционных врагов ваших глаз (книгу, телевизор, компьютер) в друзей и помощников.

Одни из представленных в книге игр я взяла из уже существующих методических пособий, другие модифицировала из различных упражнений сама, придав им игровую форму. Взрослые могут корректировать сюжеты игр по своему усмотрению исходя из интересов, психического склада и возраста малыша. Главное – соблюдать основные принципы выполнения тех или иных упражнений, о которых я рассказываю в комментариях, помещенных ниже описания игры.

Всеми приведенными в книге приемами легко может овладеть ребенок любого возраста, особенно если он будет выполнять упражнения одновременно с другими членами семьи. Эффект еще более возрастет, если взрослые продемонстрируют ребенку желание поправить и свое собственное зрение. Такое сотрудничество, несомненно, улучшит результат от совместных занятий, принесет дополнительную пользу, создаст в доме атмосферу близости и доверия.

Все приведенные в книге рекомендации и упражнения разработаны опытными врачами и учеными, проверены временем и долгое время успешно применялись на практике самим автором книги. Они совершенно безопасны и не могут нанести никакого ущерба здоровью, психике и глазам ребенка и молодого человека. Напротив, при умелой и терпеливой работе, при соблюдении базовых принципов ухода за глазами все эти приемы гарантированно принесут пользу, улучшат здоровье и зрение ваших малышей, позволят им успешнее учиться, справляться с проблемами и житейскими невзгодами, гораздо легче достигать поставленных целей и воплощать в жизнь свои детские мечты. Я заявляю это, основываясь на собственном опыте бывшего очкарика, носившего очки с 12 до 30 лет.

Почти 20 лет я провожу курсы по естественной коррекции зрения и оздоровлению организма в Петербурге и других городах России. За годы работы в моем оздоровительном центре мне довелось работать с людьми разного возраста, страдающими различными заболеваниями. На курсах побывало немало детей от 6 до 16 лет. Рассказы о некоторых из них вы найдете в этой книге.

Итак, в путь. Пусть вашим девизом станет банальное, но верное утверждение: «Дорогу осилит идущий!»

 

Часть I

Теоретическая

 

Глава 1

От чего зависит зрение ребенка?

 

Глаза ребенка, как и многие другие его органы, формируются еще в утробе матери. От того, какой образ жизни вела будущая родительница, какие испытывала стрессы, чем болела, чем питалась и как рожала младенца, во многом будет зависеть зрение малыша. Об ответственности будущей мамы за здоровье и зрение ее потомства должен рассказать беременной женщине врач в женской консультации или специалист по перинатальной терапии.

Если все внутриутробные и родовые катаклизмы не нанесли ущерба глазам ребенка, важно сохранить их в первоначальном состоянии. Родители должны заботиться о формировании здорового зрительного аппарата малыша с первых месяцев его жизни.

Известно, что около 90 % всей информации об окружающем мире мы получаем с помощью глаз, но мало кто имеет представление о том, насколько сложен аппарат, который обеспечивает мгновенное получение этой информации. Он состоит не только из органов зрения, но также из зрительных нервов, анализаторов, коры и обоих полушарий головного мозга, периферической и центральной нервных систем. Задействуются отбирающая часть разума и память.

Как пишет в своей книге «Сознательное зрение» Роберто Каплан, «зрение – это процесс, происходящий на основании согласованного комплекса действий порядка 20 человеческих навыков».

Зрительный процесс не сводится к формированию образа. При взгляде на любой предмет используются приобретенные способности, позволяющие определять цвет и размер объекта, расстояние до него, его расположение, объем, структуру, вес, состав, примерный возраст и т. д. Кроме того, включается механизм сравнения одного предмета с другими, определения сходства и различия.

А уж при чтении и письме при процессе восприятия мы подключаем целый арсенал навыков, приобретенных в детские годы. В раннем возрасте нас учат тому, каким звукам соответствуют определенные буквы, знаки и символы, как они складываются в слова, какой смысл имеют эти слова и как они складываются в предложения. По мере взросления эти навыки совершенствуются в процессе дальнейшего обучения, закрепляются и остаются неизменными долгие годы.

Чтобы описанный выше механизм работал легко и естественно, родителям и близким людям нужно немало потрудиться над заполнением памяти ребенка огромным количеством информации о свойствах, формах и качествах многочисленных предметов.

Если посмотреть на мир глазами новорожденного, то все, что окружает, представится нагромождением огромного числа непонятных абстрактных объектов. Если кто‑нибудь из взрослых не поможет, ребенок не сможет определить ни свойства, ни название, ни цвет, ни форму, ни другие характеристики объектов.

И то, как будет воспринимать ребенок внешнюю действительность, тоже зависит от значимых для него близких людей. Увиденный ребенком мир может быть благодаря взрослым привлекательным, ярким и прекрасным или опасным, тусклым и безобразным. А от первоначального восприятия во многом будет зависеть отношение к жизни, к людям, а значит, и будущее сегодняшнего несмышленыша. По крайней мере, вкус и эстетическое чувство скорее развиваются сознательно, чем приобретаются при рождении. Чем более позитивным и радостным будет восприятие мира в младенческом возрасте, тем больше шансов, что малыш станет в будущем счастливым человеком.

Конечно, частично и свойства органов зрения, и их склонность к различным аномалиям заложены в генах, но многое зависит и от внешних факторов – воспитания, образа жизни, общения с родителями.

Формирование зрительного аппарата занимает несколько лет, и в первые годы жизни зрение ребенка может меняться весьма сильно и зависеть от многих причин.

Наблюдая за двухмесячным новорожденным, известный американский офтальмолог У. Г. Бейтс заметил (и описал в своей книге), как в течение дня зрение малыша менялось самым невероятным образом: оно отличалось то косоглазием, то астигматизмом, то близорукостью, то дальнозоркостью. Поэтому не надо сразу впадать в панику, если детский окулист обнаружит при первой проверке зрения вашего малыша что‑то аномальное.

Да, очень важно показать ребенка в возрасте от 3 до 6 месяцев специалисту, но не ст<о ит пугаться, если врач обнаружит гиперметропию (дальнозоркость) средней степени (3–6 диоптрий). Впрочем, любой грамотный окулист знает, что это нормально для детского зрения. А если окулист все‑таки будет настаивать на ношении очков, то лучше проверить зрение ребенка в другое время или обратиться к другому специалисту.

В случае отсутствия серьезных патологий следующий поход к окулисту можно отложить на несколько лет и проверить глаза вашего чада уже перед поступлением в школу или в возрасте от 3 до 6 лет, если будут какие‑то сомнения в нормальности зрения малыша.

 

Как избежать косоглазия и амблиопии?

 

Нужно как можно раньше начинать заботиться об укреплении глазодвигательного аппарата ребенка, чтобы не допустить развития у него амблиопии, близорукости и косоглазия.

Важно помнить, что посредством зрительной системы наш мозг разрабатывает нервные связи, которые заставляют глаза действовать одновременно, направляя их на один и тот же объект. Если один глаз не получает достаточной визуальной стимуляции, то мозг не в состоянии создавать правильные связи и может задерживать изображение, поступающее из этого глаза, делая его слабым и ленивым.

Эта проблема известна как амблиопия (ослабление зрения). Она может быть вызвана тем, что ребенок находится в колыбели, стоящей у стены, или ему на один глаз в течение продолжительного времени наползает одеяльце.

В таких условиях один глаз видит яркие краски нового мира в виде движущихся контуров и цветов, в то время как другой глаз видит стену или одеяло. В результате первый глаз становится доминирующим (мозг получает от него большую часть информации), а второй – амблиопичным (мозг им пренебрегает). В большинстве случаев амблиопичный глаз не имеет никаких заметных повреждений.

Специалисты Американского института зрения утверждают:

«Амблиопичный глаз существенно нарушает равновесие зрительной системы, подобно тому как четырехцилиндровый двигатель теряет скорость из‑за двух неработающих цилиндров. Такой автомобиль не может двигаться достаточно быстро и будет расходовать массу топлива в силу своей неэффективности. Подобным образом люди с амблиопией часто имеют и другие эволюционные визуальные проблемы типа нарушения движения глаз, плохой координации и потери способности к чтению.

При незначительной амблиопии мозг знает, как координировать глаза, но частично подавляет амблиопичный глаз так, что изображение не попадает в фокус или оказывается более тусклым, чем изображение в доминирующем глазу.

В тех же случаях, когда зрительная система довольно сильно разбалансирована, мозг не знает, как скоординировать глаза, которые смотрят в разных направлениях. Это состояние называется страбизмом и более известно как косоглазие» (М. Д. Ален, С. М. Биресфорд, Ф. В. Янг, Д. В. Мьюрис. Избавьтесь от очков и линз).

Простое ожидание мамы, которая периодически входит в комнату, где лежит малыш, способно вызвать привычку напряженно косить глазами в сторону двери. Это состояние может закрепиться надолго, если не на всю жизнь, особенно если в один из таких моментов нечаянно испугать ребенка или долго не входить. Вот почему важно заранее подумать, как лучше расположить кроватку или коляску малыша по отношению к входной двери, ярким игрушкам и даже телевизору. Да‑да, этот электронный прибор очень сильно влияет на развитие ребенка и всей его воспринимающей системы.

Мне неоднократно рассказывали, что даже самые маленькие детки почему‑то бросают все свои занятия и оставляют без внимания любимые игрушки, как только телепередача прерывается рекламой. Ребенок начинает, как завороженный, смотреть на экран, даже если совершенно не понимает, о чем идет речь. Ни яркие фильмы, ни даже интересные мультики не вызывают такой странной реакции. И самое страшное, что информация обязательно закрепится где‑то в глубинах подсознания, недоступная критике и анализу. На это и рассчитывают маститые рекламодатели, активно эксплуатирующие в рекламных роликах образы животных, детей и героев мультфильмов.

Но вернемся к проблемам зрения. Даже если у ребенка уже сформировалось небольшое косоглазие, не спешите соглашаться на операцию или нацеплять на нос малыша очки, особенно при амблиопии. Операция показана лишь при явно выраженном косоглазии, и современные способы ее проведения помогают достичь неплохих результатов.

При менее выраженных патологиях не стоит пренебрегать естественными способами коррекции зрения, даже если нарушения зрения связаны с генетической предрасположенностью или наследственностью. Увы, подавляющее большинство врачей объясняет возникновение проблем с глазами именно наследственностью и плохими генами, однако объективные исследования не подтверждают этот взгляд.

Современные последователи доктора У. Г. Бейтса, специалисты из Американского института зрения посвятили целую главу в своей книге доказательству несостоятельности генетической теории.

 

Несостоятельность генетической теории

 

«Многие глазные врачи, придерживающиеся традиционных методов лечения, считают косоглазие генетическим отклонением. Их учили тому, что при косоглазии одна из экстраокулярных мышц неправильно присоединяется к глазному яблоку, в результате чего глаз смотрит не в том направлении. Поэтому они устраняют косоглазие путем хирургической операции, возвращая «дефективную» мышцу в нужное положение. К сожалению, хирургический метод устранения косоглазия не очень эффективен – лишь 20 % операций проходят успешно. В большинстве случаев глаза смотрят прямо в течение нескольких месяцев после операции, а затем скашиваются опять, что вызывает необходимость в проведении еще ряда операций. Что еще хуже, вмешательство хирурга при страбизме иногда заканчивается ущемлением блуждающего нерва, что может вызвать остановку сердца и смерть.

Согласно теории наследственности, одной операции должно быть достаточно, чтобы раз и навсегда исправить косоглазие. Поэтому трудно понять, как офтальмологи могут поддерживать эту теорию, когда знают, что, как правило, необходимо сделать несколько операций, прежде чем будет достигнут какой‑либо благоприятный результат. Дополнительным свидетельством ошибочности генетической теории являются результаты исследований, в процессе которых ученые намеренно вызывали страбизм у нормально видящих обезьян, хирургическим путем перемещая экстраокулярную мышцу в другое место. К великому удивлению экспериментаторов, оказалось, что таким путем вызвать постоянное состояние косоглазия невозможно – у всех обезьян через несколько недель спонтанно восстанавливалось нормальное зрение!»

 

Вы имеете право знать правду

 

Авторы книги подчеркивают, что они критикуют генетическую теорию не потому, что выступают против врачей – приверженцев традиционных методов лечения, которые обычно лишь повторяют то, чему их учили в медицинских учебных заведениях, но потому, что «имеется множество убедительных научных доказательств, указывающих на факторы окружающей среды как на основную причину самых распространенных проблем со зрением».

Авторы продолжают: «Вы можете спросить: «А если мои родители были близоруки и я тоже близорук – разве не означает это, что заболевание передано мне по наследству?» Ответом будет «нет». В большинстве случаев это просто означает, что все члены вашей семьи много читают или работают с предметами, находящимися вблизи, что обычно вызывает близорукость. И генетика здесь ни при чем. Кроме того, по мнению даже врачей, придерживающихся традиционных убеждений, плохая наследственность проявляется на самом раннем этапе жизни. Если в детстве у вас было хорошее зрение, то маловероятно, что ваши проблемы с глазами, появившиеся в школьные годы, связаны с наследственностью».

Профессор Ф. В. Янг весьма саркастично замечает: «То, что ваши родители говорят на одном языке, еще не значит, что их язык – результат наследственности… Подобным образом наличие большинства проблем, связанных со зрением, особенно близорукости, объясняется тем, что родители и дети подвергались воздействию одной окружающей среды. В большинстве случаев при близорукости доминирующим фактором является работа с предметами, находящимися слишком близко от глаз».

 

Открытие визуальной терапии

 

Свою правоту американцы подтверждают простым и очень известным примером:

«Предположим, у вас деформировалась лодыжка и врач сказал, что теперь вы обречены ходить на костылях всю оставшуюся жизнь. И даже хуже того, возможно, вы кончите креслом на колесах, и есть 40 %% вероятности, что ваша нога в конце концов будет ампутирована. Примете ли вы такой диагноз, последуете ли покорно данному методу лечения? Разумеется, нет! Вы будете настаивать на проведении физиотерапии или на применении любого другого способа приведения лодыжки в нормальное состояние.

Подобная ситуация наблюдается и в традиционной офтальмологии. Но есть некоторая разница. Пациентам не говорят, что происходит с ними; их также не информируют о возможности визуальной терапии. Им просто заявляют, что ничего нельзя сделать, кроме как подчинить всю свою жизнь безнадежной зависимости от все более и более сильных глазных костылей. Когда зрение подвергается особой опасности, часто происходит хирургическое вмешательство. В большинстве случаев не предпринимается никаких попыток предотвратить возникновение проблемы или хотя бы не дать ей усугубиться».

Следом за Бейтсом специалисты Американского института зрения оптимистично и убедительно утверждают, что работоспособность глаз можно улучшить так же, как это делается с другими частями тела, – с помощью упражнений. Разработаны десятки простых методов, которые могут помочь людям в любом возрасте наслаждаться прекрасным зрением, более здоровыми глазами и жить более счастливой, насыщенной жизнью.

«Упражнения для глаз, обычно называемые визуальной терапией, включают широкий диапазон методов, которые способствуют укреплению зрительной системы. Одни методы улучшают координацию глаз и усиливают фокусирующую способность; другие снижают зрительное напряжение и содействуют более быстрому поступлению питательных веществ к глазам, оздоровляя их и способствуя спасительному расслаблению глаз».

Подобные заявления содержатся в сотнях российских и зарубежных изданий, и нет никакого основания не доверять им, тем более что мой многолетний практический опыт подтверждает эффективность естественных методов коррекции зрения.

Замечу, что у тех, кто занимается на наших курсах, улучшение зрения начинается не в течение первого месяца занятий (как при использовании американской методики), а во время первой недели – настолько наша программа эффективнее, продуманнее, разнообразнее зарубежной.

По свидетельству американских специалистов, визуальная терапия обеспечивает тренинг для глаз без каких‑либо физических усилий, за счет повышения энергетического потенциала фокусирующей системы, а не наращивания массы глазных мышц. В результате, по мнению американцев, глаза становятся «сильнее». Этот процесс подобен модернизации двигателя или использованию более высококачественного горючего. Практические рекомендации американских офтальмологов будут приведены ниже.

При применении как нашей, так и американской методики процесс улучшения зрения у всех протекает по‑разному. Один сможет сразу отказаться от очков, другой заметит, что иногда видит прекрасно (проблесковое зрение), третий будет различать текст, расположенный дальше, чем обычно…

Результат зависит от самых разных факторов: состояния здоровья, образа жизни, степени напряжения глаз, работы, питания, уровня восприимчивости. Но положительные изменения обязательно будут у всех, кто проявит заботу о своих драгоценных глазах. Вот что ждет каждого участника игры «Улучшение здоровья глаз без операций и лекарств»:

  • увеличение естественной фокусирующей силы глаз;
  • уменьшение риска возникновения основных глазных заболеваний;
  • предупреждение дальнейшего ухудшения зрения и избавление от необходимости заказывать с течением времени все более и более сильные линзы;
  • снижение зависимости от «корректирующих» линз или ее устранение;
  • комфортное «расслабленное» зрение при улучшении координации глаз;
  • избавление от головных болей и астенопии, вызываемых работой с компьютером;
  • снижение сухости глаз и чувствительности к яркому свету;
  • повышение способности к беглому чтению и лучшему пониманию печатного текста.

«Несмотря на то что многие люди замечают первые признаки улучшения уже через неделю, будьте терпеливы и не расхолаживайтесь, если сразу не достигнете желаемых результатов, – пишут мои американские коллеги. – Относитесь ко всему разумно. Если вы на протяжении многих лет носили «корректирующие» линзы, то не следует ожидать, что ваше зрение станет идеальным за одну ночь. Терапия не может начать действовать мгновенно. Некоторые быстро добиваются значительных результатов, но в основном улучшение наступает постепенно. Очень важно упорно продолжать занятия и помнить, что позитивные действия должны дать положительные результаты».

 

 

Глава 2

Нужно ли ребенку носить очки?

 

Основоположник метода естественного улучшения зрения У. Г. Бейтс и большинство его последователей придерживаются жесткого принципа: пока вы не снимете очки, глаза не начнут работать и видеть самостоятельно. Бессмысленно ждать улучшения зрения, пока на вашем носу будут красоваться очки.

 

Представители официальной медицины до сих пор совершенно убеждены в том, что раз уж возникла близорукость или дальнозоркость, то нет никаких средств, которые могли бы вернуть глаза в нормальное состояние. Все внимание сосредоточивается на том, как лучше помочь больному преодолеть свой недуг с меньшими неудобствами.

 

Подобрав пациенту подходящие очки, врач считает, что он сделал все, что мог, для устранения условий, вызывающих дефекты зрения, и это действительно так. Но очки, давая возможность видеть с их помощью четче, ввергают пациента в состояние ложного удовлетворения. Человек, естественно, воображает, что если он может видеть лучше, то и глаза его, должно быть, стали лучше. И лишь после того, как он проносит очки в течение ряда лет и будет вынужден менять их все чаще и чаще на более сильные, он понимает, что постоянное ношение очков сделало зрение не лучше, а хуже и это ухудшение сохранится и впредь.

В чем тогда ценность очков? В лучшем случае они позволяют лишь быстро и легко устранить последствия зрительного дефекта, но рассматривать их как средство постоянной помощи зрению недопустимо. Для того чтобы вполне ясно осознать этот принцип, необходимо понять: раз очки однажды надеты, то естественный процесс зрения нарушен и вместо свободной аккомодации к дальним и близким предметам мы из‑за оптических костылей имеем фиксированную, неизменную аккомодацию.

В результате напряженное состояние мышц глаза усиливается тем, что из‑за очков глаза постоянно находятся в одном и том же положении.

Это объясняет, почему часто в результате ношения очков зрение ухудшается еще больше: причина недуга не только не устраняется, но усиливается ношением этих так называемых «помощников». В то же время не предпринимается никакой попытки изменить искусственно созданную ситуацию, вызвавшую дополнительное напряжение уже и так напряженных мышц. Таким образом, очки сами являются главной причиной усугубления дефекта, хотя они предназначены для борьбы с ним.

В книге «Избавьтесь от очков и линз» ученые из Американского института зрения рекомендуют метод снятия зависимости от очков под названием «Терапия отвращением».

 

Игра «Терапия отвращением»

 

 

Этот прием особенно подходит для тех, кто из‑за очков прибрел эмоциональные раны, такие как комплекс неполноценности, неуверенность и разочарование в себе. Этим людям предлагается взять кувалду, молоток или туфли с острыми каблуками и с их помощью отомстить очкам за все свои негативные переживания, за годы унижений, страданий и обид. Ребенок может делать это самостоятельно или вместе с вами. При этом нужно не просто колотить по стеклам, а ругать и проклинать «тюремщиков», поработивших глаза на много лет. После этого нужно дать зарок самому себе обходиться без очков (рис. 1).

 

 

Рис. 1

 

Оставляя очки в кармане или даже в футляре на столе, вы сохраняете себе путь к отступлению, тем самым демонстрируя недоверие к своим глазам. Не обязательно, конечно, обходиться с очками так жестоко. Можно просто выбросить их в мусоропровод. Но чем скорее вы освободите свои глаза от очков, тем больших результатов добьетесь.

Если вы, предлагая ребенку заняться восстановлением зрения, будете продолжать настаивать на ношении им очков, то и сам малыш, и его глаза воспримут это как обман и предательство. И не надо защищаться оправданиями: дескать, пока глаза полностью не прозрели, не стоит рисковать и пытаться без очков выходить на улицу, а также читать, общаться, смотреть телевизор и даже принимать пищу. Уверяю, никто еще не ткнул себе вилкой в глаз и не пронес стакан с чаем мимо рта только оттого, что сел за обеденный стол без очков… Без опасных костылей на носу можно даже успешно почистить зубы, поболтать по телефону, съездить куда‑нибудь в общественном транспорте и сделать массу других дел. Даже если малыш поначалу не хочет расставаться с очками, уверяю вас, это объясняется просто силой привычки и сформированной уже «очковой зависимостью». Причем зависимость эта преимущественно психологическая и очень быстро исчезает, если проявить твердость и последовательность. Главное – изменить свое отношение к проблеме и начинать освобождение от стеклянных оков постепенно, в соответствии с возможностями вашего ребенка.

 

Игра «Побег из клетки»

 

 

Предложите малышу представить, что всякий раз, когда его глаза прячутся за линзами очков, они находятся как бы в клетках, подобных тем, в которых держат зверей в зоопарке. Снимая очки, он совершает побег из клетки, за который ему ничего плохого не будет. Это просто игра, и при желании ребенок всегда может вернуться и спрятать свои глаза в клетке.

Другой вариант: можно вообразить, что очки сами прячутся в «футлярную клетку», отдыхая, пока хозяин спит или занимается различными делами (рис. 2).

 

 

Рис. 2

 

Начните с малого: посоветуйте ребенку не хвататься за очки сразу после пробуждения. Пусть он доберется без них до туалета, ванной комнаты, кухни и совершит утренние процедуры без оптических костылей. Думаю, что в привычных домашних условиях ему ничего серьезного не угрожает. По крайней мере, за все годы моей практики еще не было случая, чтобы после этой рекомендации даже очень близорукие люди пожаловались на то, что не смогли нормально умыться и почистить зубы.

Большинству удается без очков не только умыться и позавтракать, но и благополучно добраться до остановки, доехать до места учебы или работы. Если невозможно дойти без помощи оптических костылей до остановки, можно снять их, зайдя в транспорт. Про нужную остановку, если ее не объявляют, можно спросить (другой вариант: подсчитать количество остановок в уме или по пальцам).

Можно стоять или сидеть без очков в очереди, гулять без привычного сооружения на носу с собакой по знакомым скверам и дворикам. И уж, конечно, нет смысла болтать в очках по телефону или сидеть в них на лекциях. А зачем нужны очки на перемене или во время обеденного перерыва?

То же самое касается дальнозорких людей. Например, бабушке, которая много времени проводит с внуком, нужно строго контролировать свои отношения с очками и снимать их сразу же после чтения, письма или другой зрительной работы, которую пока невозможно выполнять без них. Стоит только забыться и оставить стеклянных убийц на носу, как они быстренько лишат вас нормального зрения вдаль, вполне приличного до ношения очков. Кроме того, не надо подавать дурной пример любимому внуку.

Я знаю много людей, которые уже после недельного использования очков не могут читать без них даже крупный текст, хотя до этого глаза как‑то справлялись с этим. А через несколько лет постоянного ношения очков дальнозоркие люди зачастую обзаводятся вторыми оптическими костылями. В итоге очки с более сильные линзами они используют для чтения, а другие, с линзами на пару диоптрий слабее, – для рассматривания удаленных предметов. Эта типичная ситуация – ярчайшее подтверждение того, что очки не только ухудшают и без того ограниченную возможность читать вблизи, но и ослабляют способность глаз нормально видеть вдаль.

Конечно, при сильной аномалии рефракции отвыкать от очков нужно постепенно, чтобы не было необходимости напрягать глаза, пока они еще не научились видеть без усилий. Ваши глаза должны смотреть так же, как и здоровые глаза, то есть не напрягаясь. Помните мудрое восточное изречение: «Напряжение смерти подобно, сила – в расслаблении».

Что делать тем, кто в течение занятий по коррекции зрения уже почувствовал, что стал лучше видеть, что прежние стекла «велики» для глаз, но еще не может без очков читать или различать предметы вдали? В такой ситуации лучше всего найти старые, более слабые очки, которые, как правило, хранятся у многих, либо купить себе простенькие недорогие очки на 1–2 диоптрии слабее. Можно воспользоваться и рефракционными очками с дырочками, которые очень хорошо выручают в такой переходный период. Настоятельно рекомендую приобрести настоящие очки «Релакс», где отверстия на черной пластмассе нанесены специальным образом и имеют конусообразную форму.

Известны случаи, когда люди сразу отказывались от очков с сильными отрицательными линзами (‑8‑9 диоптрий), то есть смотрели без них телевизор, ходили в магазин, сдавали экзамены. Иногда немолодые люди (чаще всего представительницы слабого пола) снимали очки с еще более сильными линзами (‑11 и даже ‑15 диоптрий). Такие смелые поступки всегда вызывали у меня удивление и уважение. Если у вас или у вашего ребенка сильна зависимость от очков, ставьте себе для начала простые задачи: посмотрели телевизор – снимите очки, почитали книгу – прочь окуляры.

 

Зрение постоянно меняется

 

Рекомендую вооружать свои глаза первыми очками как можно позже! Почему? Все дело в непостоянстве рефракции.

По мнению академика Э. С. Аветисова, зрение дошкольника настолько неустойчиво, что колебания от плюса к минусу составляют несколько диоптрий. Выписывать в такой ситуации очки и практиковать закапывание атропина для парализации цилиарной мышцы по меньшей мере невежественно. Еще в первой четверти ХХ века У. Г. Бейтс доказал, что процесс аккомодации происходит и после длительного закапывания атропина.

Один из наиболее ярких последователей доктора Бейтса Гарри Бенджамин (ему удалось благодаря методу Бейтса избавиться от очков с линзами ‑20 диоптрий!) пишет в своей книге, что главная ошибка офтальмологов – неправильный взгляд на строение глаз и их функционирование.

«Во всех медицинских учебниках объяснялось, что процесс аккомодации (способность видеть предметы на разных расстояниях) происходит за счет растяжения и сжатия хрусталика с помощью ресничной мышцы. Однако эксперименты доказали, что форма глаза тоже меняется в течение аккомодации за счет внешних мышц глазного яблока. Они и управляют движениями глаз в разных направлениях. Было обнаружено, что когда человек смотрит на отдаленный предмет, форма глаза изменяется, продольная его ось становится короче. И она же удлиняется, когда рассматривается близкий предмет.

Если понять, что при миопии (близорукости) глазное яблоко удлинено, растянуто, а при гиперметропии (дальнозоркости) и пресбиопии (старческой дальнозоркости) глазное яблоко сокращено, сжато вдоль своей продольной оси, станет ясно, что такие состояния являются целиком результатом неправильной аккомодации. Проще говоря, следствием неправильной работы внешних мышц глаза».

Вывод Г. Бенджамина дает повод для оптимизма всем плохо видящим людям, поскольку внешние глазные мышцы так же легко поддаются тренировке, как другие мышцы нашего тела, состоящие из той же самой мягкой мышечной ткани. Управлять же цилиарной мышцей, которая находится внутри глаза, затруднительно, поэтому многие врачи не верят в эффективность тренировки. Их ошибка объясняется ограниченным представлением о возможностях аккомодирующей силы глаз.

Многолетняя офтальмологическая практика привела У. Г. Бейтса к мысли, что часто нарушения зрения вызваны прежде всего напряжением внешних мышц глаз. Это фундаментальный принцип, на котором и основана методика доктора Бейтса, способная дать надежду тысячам людям с самыми разными заболеваниями глаз за счет использования одного способа лечения – снятия напряжения глазных мышц.

В своей книге «Улучшение зрения без очков по методу Бейтса» американский офтальмолог утверждает (в главе «Непостоянство рефракции»), что за всю свою богатую клиническую практику не нашел ни одной пары глаз с постоянным значением аномалии рефракции. Нет ни одного человека с идеальным зрением, глаза которого сохраняли бы нормальное состояние более нескольких минут, даже в самых благоприятных условиях! Вот что пишет У. Г. Бейтс:

«Мои собственные исследования показывают, что рефракция глаз детей постоянно меняется. Так, одного ребенка мы проверяли под атропином в течение 4 дней подряд начиная с 2 часов после рождения.

Первое обследование показало состояние смешанного астигматизма. На второй день обнаружили сложный гиперметропический астигматизм, а на третий – сложный миопический астигматизм. Четвертый день обследования показал нормальное зрение, а следующий – миопию. Подобные изменения наблюдались и во многих других случаях.

То, что верно для детей и младенцев, в равной мере характерно и для взрослых людей всех возрастов. Люди старше 70 лет страдают потерей зрения различной степени, и в таком случае ретиноскоп всегда показывает какую‑нибудь аномалию рефракции.

У одного мужчины 80 лет с нормальными глазами и обычно хорошим зрением наблюдались периоды ухудшения, которые длились от нескольких минут до получаса и больше. Ретиноскопия в такие моменты всегда показывала миопию в 4 диоптрии и выше».

Мы видим лучше или хуже в зависимости от множества причин: освещения, настроения, самочувствия, погоды, внешнего шумового и визуального фона, питания, сна и т. д. Наше зрение зависит также от того, на что мы смотрим. Доказано, что когда глаз рассматривает незнакомый объект, всегда появляется аномалия рефракции. А что такое обучение в школе, как не постоянное знакомство с неизвестными объектами?

Довольно часто во время занятий мои ученики обнаруживают способность видеть без очков даже при очень слабом зрении. Например, очень показательную историю рассказала учительница младших классов Наташа.

 

Гляжу я как‑то телевизор и радуюсь: как все четко вижу. Потом по привычке хочу поправить дужку очков на переносице – и с удивлением обнаруживаю их отсутствие! Это при моих‑то восьми минусах! Характерно, что изображение на экране тут же померкло…

 

Я неоднократно слышала подобные истории как от близоруких, так и от дальнозорких людей.

Давайте же использовать очки только в случае крайней необходимости! (Конечно, в первую очередь это касается ситуаций, угрожающих вашей безопасности.)

Дети чаще всего не хотят носить очки и надевают их лишь под давлением авторитетных взрослых – родителей или врачей. Хотя я знаю случаи, когда девочки жаждали носить очки под влиянием детского восторга от лицезрения какого‑либо своего кумира в очках или из желания подражать какому‑то значимому для них человеку.

 

Минус 20 – не приговор

 

Гарри Бенджамин, которому удалось решить серьезнейшие проблемы с глазами, – один из самых известных последователей доктора Бейтса. Вот его история.

«Ничто так не убеждает, как личный опыт, и я думаю, что читателям будет интересен краткий очерк моей жизни. В нем, без попытки как‑либо приукрасить события, изложено, как я почти попал в долину теней слепоты и был спасен с помощью революционных методов, о которых рассказано в книге.

Мой собственный успех в преодолении ужасного бессилия, с которым я столкнулся, должен вселить во всех страдающих от дефектов зрения надежду на получение реальной пользы от этих методов тренировки.

Я не могу сказать, действительно я родился близоруким или нет, но в самый первый день, когда я пошел в школу в возрасте 4 лет, обнаружилось, что у меня плохое зрение, и моей матери посоветовали показать меня врачу.

Меня повели в больницу, и после обследования оказалось, что у меня сильная близорукость. Мне выписали очки (10 диоптрий). Таким образом, в возрасте 5 лет я начал носить очки.

Я периодически посещал врача, чтобы проверить, как «прогрессируют» мои глаза, и каждые 2 или 3 года был вынужден менять очки на более сильные. В 14 лет я уже носил очки силой 14 диоптрий.

Когда мне было 17 лет, наступил кризис. Я привык много учиться (у меня были честолюбивые замыслы), но внезапно произошло кровоизлияние в левом глазу. В то же самое время здоровье ухудшилось, у меня увеличились гланды, были удалены миндалины.

В больнице обнаружили, что мое зрение сильно ослабело, и я был на полгода освобожден от работы, чтобы дать глазам отдых. Теперь мне прописали очки с линзами 18 диоптрий – на 4 диоптрии сильнее, чем раньше.

В этих очках я прошел всю войну, а затем работал в различных правительственных учреждениях, пока мне не посоветовали оставить канцелярскую работу, так как существовала реальная опасность совсем потерять зрение.

Тогда я стал коммивояжером. Сделав одну или две неудачные попытки, я, к счастью, вскоре нашел предпринимателя, который симпатизировал мне. Он позволил, до некоторой степени в ущерб основной деятельности, продолжать учебу (я изучал философию, психологию и политические науки).

Ежегодно я посещал врача, и он каждый раз давал мне понять, что мое зрение становится все хуже, пока в возрасте 26 лет я не получил самые сильные очки, какие мне можно было носить (20 диоптрий). Тогда же врач откровенно сказал, что больше ничего не сможет сделать для меня, что мне нужно полностью отказаться от чтения – моей самой большой радости – и что я должен быть очень осторожным, чтобы сетчатка глаза не отслоилась вследствие внезапного напряжения.

Утешительный приговор, не правда ли? Однако я продолжал делать то, что делал. Я колесил по всей стране, останавливался в лучших отелях и добился определенных успехов в своей деятельности, но мысль о том, что остаток жизни придется провести без книг и под угрозой полной слепоты, повергала меня в уныние.

Я продолжал ежегодно посещать врача и «утешаться» его заключениями о своем состоянии, пока в возрасте 28 лет не почувствовал, что мои глаза больше не выдерживают. Зрение стремительно ухудшилось: было трудно что‑либо читать или писать, несмотря на то, что я носил сильнейшие очки. У меня начинала болеть голова при малейшей попытке взглянуть на что‑либо вблизи, и я понял: нужно что‑то делать. Но что? Врач не был способен мне помочь.

Я решил бросить работу, которая приносила вполне приличный доход, и поселиться в деревне. И как раз в это время случилось чудо. Мой друг дал мне книгу. Она называлась «Отличное зрение без очков», автором был доктор У. Г. Бейтс из Нью‑Йорка. Брат моего друга использовал метод Бейтса и значительно улучшил зрение (так мне, по крайней мере, сказали). Я принес книгу домой, брат прочитал ее мне (сам я уже не мог читать), и я сразу же понял, что взгляд доктора Бейтса на проблему плохого зрения правильный, а метод лечения, предлагаемый им, эффективен. Я инстинктивно почувствовал, что врач из той больницы, куда я прежде обращался, и множество офтальмологов и окулистов, которые обеспечивают мир очками, не правы, а доктор Бейтс прав.

Очки никогда не вылечат: они приносят глазам только вред. Пока их носишь, нет никакой возможности вернуть нормальное зрение.

Все, что нужно было сделать, так это немедленно снять очки и дать глазам возможность смотреть. И я начал учить свои глаза видеть заново.

Представьте, что я чувствовал, когда впервые снял очки! Я едва мог различать что‑либо, но через несколько дней наступило улучшение, и за короткое время я вполне приспособился обходиться без очков. Конечно, я еще не мог читать, это стало возможным только после того, как я обратился к врачу, лечащему по методу Бейтса. Доктор тотчас посадил меня на разумную натуропатическую диету (фрукты, салаты и т. д.). Через несколько дней мои глаза стали видеть лучше, а спустя неделю я смог прочитать несколько слов. По истечении 3 недель я уже начал читать без очков свою первую книгу.

Вот уже 1,5 года я обхожусь без очков и могу вполне хорошо читать и писать. Мое здоровье намного улучшилось, и я с удовольствием сообщаю, что с помощью доктора, лечащего по методу Бейтса, намерен вести курсы по натуропатии.

С тех пор я практикую натуральные методы лечения глаз. Какой контраст по сравнению с тем, что было 3 года назад! Какой триумф естественных методов оздоровления!»

 

Научитесь смотреть своими глазами

 

Следующий весомый аргумент принадлежит неоднократно упомянутым выше специалистам из Американского института зрения. В главе, названной «Научитесь смотреть своими глазами», они пишут, что одним из наиболее пагубных мифов в области лечения глаз является убеждение, что отказ от ношения «корректирующих» линз вредит глазам.

«Так повсеместно утверждают сторонники традиционной медицины, однако нет никаких убедительных свидетельств, подтверждающих эту точку зрения. Напротив, если человек проводит какое‑то время без «корректирующих» линз, то тем самым использует один из самых простых и наиболее эффективных методов визуальной терапии, поскольку разрывает порочный круг зависимости и отвергает путь, ведущий к ухудшению зрения. Используйте «корректирующие» линзы как инструмент, необходимый при работе, требующей отчетливого видения, и снимайте их, как только закончили работу.

Мы рекомендуем следующую стратегию:

  1. Если вам выписали рецепт на очки со слабыми линзами, а ваша цель – вернуть себе нормальное зрение, попробуйте сделать решительный шаг – проводите как можно больше времени без «корректирующих» линз.
  2. Если цель – привыкнуть к более слабым очкам, начинайте носить их. Продолжая использовать прежние очки, вы тем самым препятствуете лечению и ухудшаете ситуацию. Переход на более слабые очки очень важен, потому что стимулирует фокусирующий механизм и тренирует глаза, делая их сильнее. Если вы начали отчетливо видеть, используя слабые линзы, попросите врача выписать рецепт на еще более слабые. Продолжайте адаптироваться ко все более и более слабым очкам до тех пор, пока очки не окажутся вам больше не нужны.
  3. Если вашей целью является стабилизация зрения и вы хотите избежать перехода на более сильные линзы, то продолжайте носить прежние очки и просто сосредоточьтесь на более четком видении с их помощью».

 

Осторожно: контактные линзы!

 

Линзы, особенно твердые, снижают подвижность глаз. Они шлифуются таким образом, чтобы световые лучи фокусировались в области сетчатки, обладающей наибольшей чувствительностью, – центральной ямке. Поэтому люди, страдающие близорукостью, при использовании очков или контактных линз одинаково четко видят всю картину, в результате чего необходимость в микродвижениях глаз отпадает. Появляется тенденция к преобладанию практически неподвижного взгляда через центр линзы, а периферийное зрение, как правило, почти не используется. В итоге взгляд становится застывшим и малоподвижным. Зачастую он остается таким и тогда, когда очки или контактные линзы снимаются.

Линзы имеют и другое отрицательное свойство – они затрудняют естественную саморегуляцию зрения.

Естественная острота зрения у людей со здоровыми глазами постоянно изменяется. Для тех, кто носит очки или контактные линзы, такие колебания исключены. Если оптические средства доводят остроту зрения до 100 %, то отклонения этого показателя в лучшую сторону субъективно воспринимаются как гиперкоррекция. Тот, кому приходилось смотреть через слишком сильные очки, знает, что ощущение при этом достаточно неприятное. Так как организм стремится к нормальному самочувствию, в этом случае он подавляет колебания остроты зрения в сторону улучшения, она утрачивает динамику и становится постоянной величиной.

Если учесть, что для нормального четкого видения объекта глаза совершают более 100 перемещений в секунду на уровне нервной ткани сетчатки, то несложно понять, что эти бесчисленные микровибрации не могут совершаться легко и естественно, если на глазах человека сидят линзы. Прибавьте к этому то, что даже сверхтонкие линзы препятствуют доступу кислорода к глазам, не говоря уж о риске занесения различных инфекций в том случае, если эти приспособления неправильно хранятся или используются.

Кстати, вы не задумывались, почему представители известных фирм‑производителей контактных линз во Франции и Японии в большинстве носят очки? Они даже не стесняются приходить в очках на презентации своего товара! Когда в интервью одного из них попросили объяснить этот парадокс, бизнесмен невозмутимо ответил: «Мы же не рекламируем линзы как средство для постоянного ношения. Линзы прекрасно заменяют очки во время занятий спортом, в загородных поездках, на светских вечеринках, на первом свидании, наконец».

Кстати, врачи в широко рекламируемых клиниках лазерной коррекции зрения зачастую ведут прием в очках или имеют неидеальное зрение (я лично наблюдала это и в знаменитом центре «Микрохирургия глаза» С. Н. Федорова, и в известной клинике «Эксимер»).

 

Чем можно заменить очки, или Игра в пирата

 

 

Я рекомендую сделать для себя и ребенка так называемые «пиратские очки» или повязки, закрывающие один глаз.

Для изготовления «пиратских очков» подойдет любая старая оправа без стекол, одно отверстие которой нужно закрыть плотным картоном или непрозрачным пластиком. Я рекомендую использовать подобные очки и детям, и взрослым. Пусть ребенок воспринимает упражнение как забавную игру, в которую он играет вместе с родителями. Если в семье растет мальчик с плохим зрением, дайте ему возможность представить себя одноглазым полководцем, который потерял глаз в бою с врагом. Вариант игры: кто снимет «пиратские очки» позже всех, получит какой‑нибудь приз.

Если нет старой оправы, нужно вырезать из картона или другого плотного материала круг по размеру глазницы, а затем наклеить или нашить на его внутреннюю поверхность валик из поролона. К двум краям этого круга пришейте резинку по размеру головы и наденьте повязку так, чтобы она удобно закрывала один глаз. И в «пиратских очках», и в повязке вы и ваш ребенок должны чувствовать себя комфортно. Нужно следить за тем, чтобы на закрытый глаз ничего не давило, чтобы он мог спокойно двигаться и моргать под повязкой (рис. 3).

 

 

Рис. 3

 

Повязка или «пиратские очки» выключают один глаз из зрительного восприятия, но не из мышечной работы, которую глаза совершают синхронно и автоматически. Носить повязку, периодически снимая и надевая ее, следует по очереди: в течение одного дня закрывать повязкой надо один глаз, в течение следующего дня – другой (при одинаковом зрении обоих глаз). Если же один глаз видит лучше, чем другой, то большую часть времени нужно закрывать сильный глаз (два дня), а на слабом глазе носить повязку один день. Так вы будете стимулировать работу слабого, «ленивого» глаза.

Для чего это нужно?

Дело в том, что если один глаз видит явно лучше другого, мозг пытается решить непосильную задачу, то есть ответить на вопрос: какое из двух разных изображений, поступающих от глаз, считать верным? Предпочтение отдается более четкому изображению, а расплывчатую картинку, полученную от слабого глаза, мозг просто игнорирует. В результате один глаз работает с постоянной перегрузкой, приводящей к его перенапряжению, а другой от безделья постепенно атрофируется, становится амблиопичным. Кроме того, застойные явления, которые накапливаются в слабом глазе, неизменно сказываются на состоянии сильного.

Чтобы заставить вновь работать слабый глаз, нужно хоть на время перекладывать на него всю ответственность за восприятие, выражая ему тем самым свое доверие и поддержку. Таким образом мы останавливаем зрительную атрофию, которая поражает любой неработающий орган. Сначала, возможно, слабому глазу придется туго и он будет бастовать, протестовать против непривычной нагрузки, но постепенно вы обнаружите, что он вполне способен справляться с множеством зрительных задач без особого ропота.

В моей практической работе я нередко сталкивалась со случаями реанимации глаз, на которых их хозяева уже поставили крест. Периодическая передышка сильного глаза за счет стимуляции слабого – отличная помощь зрению. Так что начинайте скорее использовать «пиратские повязки», даже если один глаз у вашего ребенка или у вас самих видит лишь слабые очертания, едва отличая день от ночи. В таких случаях повязку можно будет носить лишь дома в течение небольшого промежутка времени, однако и это принесет пользу обоим глазам.

Повязка помогает организму задействовать свои потенциальные возможности и ресурсы, поскольку мы не оставляем ему другого выбора. Ношение повязки вынуждает мозг использовать информацию, полученную от открытого глаза, мобилизуя свои скрытые резервы. Кроме того, это один из эффективнейших способов борьбы с косоглазием, который прогрессивные врачи многих стран применяют для лечения своих маленьких пациентов.

Даже если ваши глаза видят одинаково, повязка необходима для их поочередного отдыха, особенно при выполнении зрительной работы с предметами, расположенными вблизи. В таких неблагоприятных условиях ношение повязки – отличное средство для поддерживания зрения в нормальном состоянии.

Дело в том, что по природе своей глаза человека лучше приспособлены смотреть вдаль, а не разглядывать близкие объекты. Когда мы приближаем предмет к себе, глаза поневоле сводятся к носу. Такое сведение зрительных осей за счет поворота глазных яблок навстречу друг другу при рассматривании близких объектов называется конвергенцией.

При длительном чтении или другой зрительной работе с предметами, расположенными вблизи, происходит перенапряжение мышц, отвечающих за сведение, возникает спазм и глаза утрачивают способность к перефокусировке. Это приводит к тому, что мы хуже видим вдаль, в результате чего появляются различные аномалии рефракции. Помещая текст или объект перед одним открытым глазом (другой закрыт повязкой), мы фиксируем изображение на зрительном центре, что более естественно и физиологично для глаз.

 

Очкарики – это хронически больные люди

 

За решительный отказ от очков высказывается целый ряд авторов из числа медицинских светил и в нашей стране. Наиболее принципиальную позицию продемонстрировал доктор медицинских наук, известный российский офтальмолог О. П. Панков, который в своей книге «Очки‑убийцы» заявил, что все очкарики – это хронически больные люди…

Олег Павлович – один из тех немногих российских офтальмологов, кто не просто признает бессмысленность и бесполезность очков, но и прямо предупреждает об опасности ношения оптических костылей для глаз и всего организма. Его главный аргумент против использования очков заключается в том, что они закрывают доступ для ультрафиолета, который на 80 % поступает в наш организм через глаза. Выводы профессора О. П. Панкова подтверждают давно известный тезис американского доктора Либермана о том, что свет – это чудодейственный эликсир, а при нехватке цветов солнечного спектра в организме развиваются те или иные заболевания внутренних органов.

 

Чем отличается дитя цивилизации от первобытного человека?

 

Почему все прежние попытки предотвратить миопию оказались безуспешными? По мнению доктора Бейтса, причина в том, что офтальмологи «были нацелены на уменьшение воздействия напряжения на глаза при выполнении работы на близком расстоянии, забывая об усилии, необходимом для того, чтобы увидеть удаленные объекты, и полностью игнорируя психическое напряжение, которое лежит в основе зрительного напряжения».

«Есть много различий между условиями, в которых существовали дети первобытных людей, – продолжает У. Г. Бейтс, – и условиями, в которых дети цивилизованных рас проводят годы своего развития, не говоря уже о том известном факте, что последние учатся по книгам и пишут на бумаге, а первые этого не делали. В процессе получения образования цивилизованные дети часами ежедневно запираются в четырех стенах под надзором учителей, которые бывают порой нервны и раздражительны. Детей даже заставляют в течение долгого времени оставаться в одном и том же положении. Предметы, которые им необходимо изучать, порой преподаются совершенно неинтересно. При этом дети вынуждены постоянно думать о получении хороших отметок, а не о приобретении полезных знаний.

Некоторые переносят эти противоестественные условия лучше, чем другие, но многие не могут вынести психического и физического напряжения. Таким образом, школы становятся рассадниками не только миопии, но и всех других видов аномалий рефракции».

 

Синдром Ирочки

 

В качестве примера, подтверждающего правоту доктора Бейтса, приведу один недавний случай из моей практики. Этот пример наиболее ярко демонстрирует типичную причину ухудшения зрения школьников.

 

Во время зимних каникул ко мне на курсы приехали гости из Тольятти: интеллигентная моложавая бабушка привезла единственную внучку Ирочку (родители были заняты на работе). Все близкие девочки были на грани отчаяния – когда Ира пошла в первый класс, у нее стало стремительно ухудшаться зрение. После нескольких месяцев учебы врачи предложили срочно делать операцию, но не гарантировали положительный результат. Запаниковавшие родители чудом нашли мою последнюю книгу, дозвонились до меня по телефону и отправили девочку на занятия в Петербург. Как правило, я не работаю с детьми до 9 лет, но родители заверили меня, что девочка очень усидчивая, старательная, да и ситуация стала настолько критической, что откладывать решение проблемы было опасно.

Ирочка действительно оказалась очень внимательным и послушным ребенком и уже после первых дней занятий легко видела почти половину проверочной таблицы, что мало соответствовало поставленному ей диагнозу. Причина возникновения проблемы обнаружилась, когда участники группы стали рассказывать о себе и собственных достижениях. Ирочка сидела в ожидании своей очереди как на иголках, побледнела и страшно вспотела. Когда настало время говорить, она встала (хотя этого не требовалось) и, дрожа от смущения и желания произвести хорошее впечатление, старательно доложила о своих успехах. Девочка так напряженно ждала похвалы, так хотела всем понравиться и не подвести свою бабушку, что на другой день не смогла прийти на занятия – так ослабела она от волнения…

Теперь представьте такую Ирочку в первом классе школы, где окружающие люди настроены по отношению к ней далеко не так доброжелательно, как дома или в нашей группе. В школе ты уже не единственная и неповторимая, как дома, а одна из многих, а требования в тебе возрастают. Послушная девочка изо всех сил старается отлично учиться, она не хочет подводить своих родителей, желает быть лучшей среди сверстников и заслужить одобрение учительницы. Напряженное психическое состояние вместе с непривычной нагрузкой на глаза не замедлили сказаться на хрупком здоровье Иры, что проявилось в состоянии наиболее перегруженной системы организма – зрительной системы. Стоило родителям отпустить вожжи и убедить Ирочку не стремиться к получению исключительно отличных оценок, поберечь свои глазки, как она стала видеть все лучше и лучше.

 

По мнению некоторых исследователей, за время обучения в школе у каждого третьего ученика заметно ухудшается зрение, а среди выпускников две трети страдают близорукостью. Повальное увлечение школьников компьютерами и мобильными телефонами еще более усугубило проблему, но почему‑то мало кто из взрослых тревожится о том, что их дети часами вглядываются в миниатюрные экраны мобильных телефонов, карманных мини‑компьютеров и других устройств. (О том, как электронные игры калечат психику и здоровье подростков и молодежи, речь пойдет ниже.)

Теперь вспомним, кто становится основными жертвами оптических костылей. Правильно, преимущественно отличники или те, кто стремится стать ими. Двоечники и троечники редко носят очки – они предпочитают не корпеть за учебниками, а гонять мяч, гулять, тусоваться. Им наплевать на оценки в дневнике и в школьном журнале и, переходя в ПТУ или колледжи, они также не усердствуют в учебе, с горем пополам осваивая будущую профессию.

Родителям и учителям эти ребята доставляют массу забот, зато со зрением у них, как правило, все в порядке. Я не советую брать пример с подобных ребят, но не рекомендую также «париться» над домашними заданиями, как бедная Ирочка, стремящаяся получать только отличные оценки. Много ли взрослых, достигших высот в каком‑либо деле, скажут, что им помогли знания, полученные в школе и вузе? Зачем же тогда требовать от детей упорного и многочасового сидения над учебниками и тетрадками? Занявшись своим творческим развитием с помощью родителей, ребенок сможет получать достойные оценки ценой значительно меньших усилий, не принося вреда своему здоровью и зрению.

 

 

Глава 3

Почему у школьников портится зрение?

 

Откройте любую книжку, в которой излагается точка зрения официальной медицины, и вы найдете стандартный ответ на этот вопрос. Плохая освещенность в классах, неудобные парты, слишком большая учебная нагрузка.

Существует даже мнение, что близорукость – это неизбежная «болезнь цивилизации» и со временем все человечество станет близоруким из‑за того, что неподготовленному зрительному аппарату приходится выполнять непосильную работу. Эта теория вместе с гипотезой о том, что зрительные патологии передаются по наследству, привела к тому, что в некоторых странах офтальмологи отказались от всяких попыток влиять на течение близорукости. Об этом сообщает известный советский специалист по детскому зрению Э. С. Аветисов в своей книге «Физкультура по близорукости», написанной им в соавторстве со спортивным педагогом Е. И. Ливадо и специалистом в области лечебной физкультуры Ю. А. Курпаном. «Это особенно странно, – считают авторы, – если учесть, что только в США еще 15 лет назад насчитывалось 60 миллионов человек, страдающих близорукостью». (Всего в мире более миллиарда очкариков.) Напомню, что именно американский врач У. Г. Бейтс еще в начале XX века доказал несостоятельность наследственной теории и гипотезы о пагубном влиянии внешних условий на состояние зрения детей. В своей книге он подробно поведал о том, что все попытки улучшить условия занятий в школе не привели к заметному положительному результату.

Американская энциклопедия офтальмологии указала даже, что «теория о том, что миопия вызывается работой на близком расстоянии, отягощенной жизнью в городских условиях, постепенно отступает перед данными статистики».

Исследования, проведенные в школах Лондона с целью определить, как зрение зависит от различных гигиенических, социальных и расовых факторов, показали, что доля страдающих миопией учеников в лучше освещенных классах оказалась даже выше, чем в классах, условия в которых были хуже…

Более того, миопиками становятся не все дети, несмотря на то что все они подвергаются практически одним и тем же воздействиям. Даже у одного и того же ребенка один глаз может стать миопическим, а другой остаться нормальным.

Из‑за трудностей в согласовании этих фактов с ранее предложенными теориями наметилась тенденция объяснять возникновение миопии наследственностью. Однако в течение последующего времени не было приведено никакого удовлетворительного доказательства данной точки зрения. Убедительным аргументом против этой теории явился тот факт, что дикари, у которых всегда было хорошее зрение, так же быстро, как и другие люди, становились миопиками, когда попадали в условия цивилизованной жизни.

 

Лечение в школах: методы, которые принесли успех

 

Предложенные У. Г. Бейтсом простейшие способы тренировки глаз и снятия напряжения помогли быстро и легко улучшить зрение нескольким тысячам учащихся. Американский офтальмолог объясняет это следующим образом:

«Еще раз повторим очень важный принцип: вы не сможете увидеть что‑либо хорошо, если не видели этого объекта прежде. Когда глаз наблюдает незнакомый объект, он всегда более или менее напрягается, чтобы увидеть его. Когда школьники смотрят на незнакомые надписи или фигуры на доске, удаленные географические карты, схемы или рисунки, ретиноскоп (специальный прибор для проверки зрения) всегда показывает, что дети стали миопиками (близорукими), хотя их зрение при других обстоятельствах может быть абсолютно нормальным.

Когда же глаза смотрят на знакомый объект, они могут рассмотреть его без напряжения и усилия, прикладываемого при рассматривании незнакомых объектов.

Таким образом, нужно снять психическое напряжение, которому подвергает учеников современная система образования. Невозможно отчетливо увидеть что‑либо незнакомое, если ты находишься в состоянии стресса.

Я обнаружил это, когда проводил эксперимент с участием нескольких сотен школьников из Гранд‑фокса (штат Северная Дакота). Нередко дети, не сумевшие прочитать при первой проверке все буквы таблицы, смогли сделать это во время второй или третьей проверки. Иногда после окончания обследования ребята, которые в первый раз потерпели неудачу, сами просили провести повторную проверку и нередко легко читали всю проверочную таблицу. Эти случаи были столь часты, что не осталось никакого сомнения в том, что зрение каким‑то образом улучшалось из‑за чтения проверочной таблицы.

Неудивительно, что учительница, присутствующая при моих экспериментах, захотела, чтобы проверочная таблица постоянно висела в классной комнате. Детей просили читать мельчайшие буквы, которые они могут увидеть со своих мест, по крайней мере один раз в день. Тех, чье зрение было плохим, поощряли читать проверочную таблицу более часто. Вскоре дети обнаружили, что такие упражнения помогают им более отчетливо видеть то, что написано на доске, и снимают головные боли и другие неприятные ощущения.

В другом классе, состоявшем из 40 детей в возрасте от 6 до 8 лет, 30 учеников во время проверки продемонстрировали нормальное зрение. Остальные позже также добились успеха под руководством учителей, работая с проверочной таблицей.

Одна учительница в течение 15 лет замечала, что каждый год после открытия школы ученики осенью прекрасно видели написанное на доске, а перед закрытием школы весной все без исключения жаловались на то, что не могут прочитать надписи с расстояния больше чем 10 футов. После того как стала понятна польза, получаемая от ежедневных занятий по развитию зрения вдаль с помощью знакомых объектов, учительница повесила в своем классе проверочную таблицу и попросила детей ежедневно читать ее. Результатом явилось то, что за 8 лет никто из детей, находившихся на ее попечении, не приобрел плохое зрение.

Учительница этого класса объясняла неизменное ухудшение зрения ее питомцев в течение года тем, что классная комната находилась в подвальном помещении, что снижало уровень освещенности. Но у учителей, работавших в хорошо освещенных классных комнатах, были такие же проблемы. После того как во всех классах повесили проверочные таблицы и дети начали читать их каждый день, ухудшение зрения прекратилось. Более того, практически у всех оно улучшилось. При этом удалось не только избавиться от миопии, но и добиться более отчетливого видения близких объектов.

По просьбе управляющего школами Гранд‑Фокса система работы с проверочными таблицами была введена во всех школах города и применялась непрерывно в течение 8 лет. За это время, как я подсчитал, она позволила снизить уровень миопии среди детей с 6 % до менее чем 1 %.

Несколькими годами позже эта же система была введена в некоторых школах Нью‑Йорка с общей численностью учащихся около 10 тысяч. Тем не менее многие учителя отрицали необходимость применения проверочных таблиц, не веря, что такой простой метод может дать желаемые результаты. Другие держали таблицы в закрытых шкафах, вытаскивая их лишь на время ежедневной проверки зрения, из‑за опасения, что дети выучат таблицы наизусть. Таким образом, учителя сделали все, чтобы разрушить цель этой системы, заключающуюся в ежедневных тренировках зрения детей вдаль.

С другой стороны, многие преподаватели упорно и с умом применяли этот метод, что позволило им менее чем через год сообщить, что из 3 тысяч детей с плохим зрением более тысячи стали видеть нормально. Добились успеха и многие из учителей, причем некоторые из них – очень быстро. Но в итоге дело закончилось тем, что министерство образования и специалисты‑офтальмологи (выделено мной. – С. Т.) не дали согласия на применение этой системы и постепенно использование проверочных таблиц с целью улучшения зрения было прекращено.

В школе для умственно отсталых детей обнаружилось, что с каждым годом дети видят хуже. Как только ученики начали работать с проверочными таблицами, их зрение сразу стало улучшаться. Потом из местного отделения министерства здравоохранения пришел врач, который проверил глаза школьников и всем, даже тем, чье зрение было достаточно хорошим, выписал очки… (?! – С. Т.).

Очень скоро, однако, ученики начали терять, разбивать или просто выбрасывать свои очки, утверждая, что без них они чувствуют себя лучше. За месяц большинство очков исчезло. Тогда учитель возобновил использование проверочных таблиц. У детей сразу же улучшились зрение и психические реакции. Вскоре многие из них стали учиться в обычной школе, поскольку обнаружилось, что они ни в чем не уступают другим детям.

Моя система применялась и в ряде других городов, и всегда зрение детей улучшалось, чего нельзя сказать о каких‑либо других способах профилактики миопии, использовавшихся в школах ранее. Очевидно, что работа с таблицами должна предотвращать и другие аномалии рефракции. Речь идет о проблеме, ранее серьезно не рассматривавшейся, поскольку гиперметропия, а с недавних пор и астигматизм в большинстве случаев считаются врожденными состояниями. Однако любой, кто знает, как пользоваться ретиноскопом, может убедиться в том, что оба эти состояния приобретаются».

 

Не надо стараться увидеть

 

«Вне зависимости от того, каков глаз, астигматический или гиперметропический (плохо видящий вблизи), его зрение всегда становится нормальным, если он смотрит на какую‑нибудь пустую чистую поверхность, не стараясь увидеть что‑либо. Но когда дети учатся читать, писать, рисовать, шить или делать что‑либо еще, что требует рассматривания незнакомых объектов, расположенных вблизи, всегда появляется гиперметропия или гиперметропический астигматизм. Эти факты наводят на мысль, что ученикам прежде всего нужна тренировка глаз. Чтобы добиться существенного прогресса в учебе, им необходимо научиться смотреть на незнакомые буквы или объекты, расположенные вблизи, без напряжения. Это достигается путем ежедневной тренировки зрения вдаль с помощью проверочной таблицы. Когда этим способом улучшалось зрение вдаль, дети неизменно становились способными использовать свои глаза и на близком расстоянии без напряжения.

Метод приносит наибольшую пользу, когда учителя сами не носят очки. Дело не только в том, что дети подражают привычкам учителя, носящего очки. Нервное напряжение, проявлением которого является плохое зрение, вызывает у школьников аналогичное состояние. В классах одного и того же уровня, с одинаковым освещением зрение детей, чьи учителя не носили очки, всегда было лучше, чем зрение детей, чьи учителя были в очках.

Как‑то раз я проверял зрение детей, учительница которых носила очки, и нашел его весьма плохим. Учительница вышла из класса по каким‑то делам, а я в это время вновь провел проверку. Результаты были намного лучше. Вернувшись, преподавательница поинтересовалась, каково зрение одного мальчика, весьма нервного ребенка. Не успел я начать, как она встала перед ним и сказала: «Когда доктор попросит тебя прочитать проверочную таблицу, сделай это». Мальчик не смог ничего увидеть. Тогда учительница встала позади него, и это привело к такому же эффекту, как если бы она вышла из комнаты. Мальчик прочитал всю таблицу».

 

Почему дети должны страдать?

 

«Почему же должны страдать и носить очки наши дети, когда есть такая простая мера помощи им? – вопрошает У. Г. Бейтс. – Она практически ничего не стоит. Учителям будет нетрудно повесить таблицу на стену, а улучшение зрения, здоровья, характера и склада ума их учеников, достигнутое в результате ее применения, значительно облегчит им работу. Кроме того, никто не рискнет утверждать, что это может принести какой‑нибудь вред».

Остается только удивляться, почему при столь убедительных доказательствах эффективности системы У. Г. Бейтса она не прижилась ни в США, ни в других странах.

В одной из своих книг профессор Г. Г. Демирчоглян сообщает, что в СССР в 60‑е годы было принято решение об использовании специальных упражнений для укрепления зрения детей во время школьных уроков. Увы, эта методика не получила распространения и применялась только одиночками. Что же повлияло на учителей – лень, сомнения или запрет? Вряд ли можно ответить однозначно на этот вопрос. Скорее всего, все вместе взятое. Я знаю преподавателей и врачей, которые пытались использовать по моему совету подобные методики при работе со своими учениками и маленькими пациентами. Результаты были хорошие, но, к сожалению, энтузиасты зачастую не получали никакой поддержки ни от коллег, ни от большинства родителей, ни от руководства. И уж конечно, о материальном вознаграждении не было и речи. А на альтруизме, как известно, долго не продержишься, как ни печально это звучит.

Несмотря на столь неутешительный вывод, пожалуй, стоит все‑таки привести рекомендации Бейтса по работе с проверочной таблицей, дабы желающие смогли использовать столь простой способ коррекции зрения детей и им не пришлось бы разыскивать книгу этого удивительного доктора.

 

Правила применения проверочной таблицы для улучшения зрения

 

Проверочная таблица вешается на стену классной комнаты, и каждый день дети читают про себя самые мелкие буквы, которые они могут увидеть со своих мест, каждым глазом по очереди. При этом другой глаз закрывается ладонью руки таким образом, чтобы избежать давления на глазное яблоко. Упражнение не отнимает много времени и позволяет улучшить зрение всех детей через неделю занятий и устранить все аномалии рефракции через несколько месяцев или год и более. Детей, которые плохо видят, следует поощрять к более частому чтению проверочной таблицы. Школьники, носящие очки и находящиеся под наблюдением врача, могут не выполнять упражнение. Пока ребята не снимут очки, эффект от тренировки будет небольшим или она вообще окажется бесполезной.

Не обязательна, но весьма желательна проверка зрения каждого ученика перед началом работы с таблицей и затем через любые удобные интервалы времени (ежегодно или чаще). Результаты могут заноситься учителем в специальный журнал, где отмечаются зрение каждого проверяемого глаза, расстояние до таблицы и дата.

То же самое могут делать родители или те, кто занимается с ребенком и помогает ему выполнять домашние задания. В качестве проверочной таблицы может служить любой текст, набранный с постепенным уменьшением шрифта, который можно повесить на стену, напротив места, где занимается школьник. Впрочем, можно использовать и настенные часы, рисунок на ковре, картине или обоях.

Заведите дневник и записывайте в него результаты наблюдения, свидетельствующие о прогрессе. Раз в неделю нужно измерять расстояние от кончика носа до зоны нечеткого видения (можно ориентироваться, например, на рисунок на ковре или обоях, циферблат часов и т. д.), а также отмечать самую мелкую строку, которую школьник может рассмотреть в проверочной таблице. Важно обязательно сохранять записи, так как они являются мощным стимулом к продолжению занятий. Например, если ребенок близорук и зона нечеткой видимости составляла 45 см в начале терапевтического курса, а к концу второй недели она стала равна 66 см, то он сразу получит представление о том, насколько улучшилось его зрение.

 

Похожие новости

  • Избавиться от ОЧКОВ-УБИЙЦ навсегда!
  • Научитесь хвастаться и любить себя
  • УЛУЧШАЕМ ЗРЕНИЕ САМИ
  • Практический курс коррекции зрения
  • Практический курс коррекции зрения у взрослых и детей