Авторизация на сайте

лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Последние публикации

Как с нами связаться

  • + 7 (812) 956 86 01
  • + 7 (812) 580 07 75
  • optimals@yandex.ru
» » «А с Богом разве может быть страшно?» Интервью с о.Анатолием (Берестовым)

«А с Богом разве может быть страшно?» Интервью с о.Анатолием (Берестовым)

20-07-2017, 14:44 365 Интервью

«А с Богом разве может быть страшно?»

 

Отца Анатолия я впервые увидела на международной конференции «Религии мира против наркотиков», которая проходила на Кипре в октябре 2006 года. Иеромонах Анатолий Берестов выступал на конференции от имени РПЦ и по благословению митрополита Московского и вся Руси Алексия II.  В своем выступлении он прямо заявил, что если современное общество и медицина не способны серьезно противостоять страшной наркотической беде, то церковь имеет солидный опыт  борьбы с этими пороками и способна решить эту проблему. Уже сейчас в личной практике бывшего доктора медицинских наук, иеромонаха Берестова есть много примеров возвращения молодых людей к праведной, свободной от зависимостей жизни. От имени российской церкви известный священнослужитель высказал готовность возглавить антинаркотическое движение по оздоровлению общества и спасению молодежи от наркотиков.

Еще большим уважением к этому человеку я прониклась, когда поговорила с его молодым помощником Артемом.

- Кто бы мог подумать,  что мне, такому грешнику и хулигану, Господь не только даст шанс избавиться от своей наркотической и других зависимостей, но и исполнять функции ближайшего помощника при таком удивительном человеке: будучи доктором медицинских наук, известным врачом, Анатолий Иванович оставляет мирскую жизнь и посвящает себя спасению несчастных, заблудших людей, создает при Крутицком подворье в Москве душевнопопечительский центр Святого праведного Иоанна Кронштатского, открывает региональные представительства по всей стране и становится повсеместно известен как иеромонах Анатолий Берестов.

Именно Артем помог мне в организации встречи с отцом Анатолием, как только я попала в Москву. И в том, что Берестов принял меня в тот же день, несмотря на свою колоссальную занятость, я усматриваю несомненную Милость Божью к читателям газеты «Вечный зов».

 

- Отец Анатолий, расскажите о своем центре. Вы помогаете только наркоманам или люди обращаются к вам и с какими-то другими проблемами?

- Мы помогаем людям избавляться от любых зависимостей: от сектантской, оккультной, от наркотической, от игровой, от табачной и алкогольной, т.к. суть у них одна и та же – духовная. По христиански, любая зависимость – это есть выражение высшего проявления греха - страсти, когда человек становится рабом своих греховных наклонностей, жертвой своих страстей. И поэтому медики не могут справиться с этими проблемами, т.к.  причиной возникновения патологических привычек является, прежде всего, бездуховность человека. Восстановить свое духовное начало человек может только в церкви, когда он обращается за помощью к Богу, кается в своих грехах и полностью осознает свою зависимость от страстей. Осознать это, конечно, мы ему помогаем. Затем человек исповедуется, получает прощение своих грехов, причащается.  И тут происходит просто непонятное: очень часто уже после первой исповеди и причастия наблюдается исчезновение тяги к наркотикам, к алкоголю (хотя и реже), к азартным играм.

С сектантством и оккультизмом все идет сложнее, т.к. тут уже гораздо более мощное воздействие оказывается на духовность, на сознание и психику человека. Когда человек обращается в секты или занимается оккультизмом, то по канонам церкви он автоматически выбывает из тела Христова и над оккультистами довлеет анафема церковная. Поэтому для введения этих людей в лоно церкви существует особый чин – оглашение. Мы проводим с этими людьми длительные духовные беседы, а потом приводим их к принятию церковной жизни через покаяние и причастие.

Что касается наркозависимых, то мы работаем с ними по своей программе, ориентированной на принятия Православия. И результаты, конечно, потрясающие. В них можно не верить, а можно верить…

 

- Отец Анатолий, но ведь есть же какая-то статистика: сколько человек прошло у вас реабилитацию, скольких удалось вернуть к нормальной жизни?

- С лета 1998 года через нас прошло более четырех с половиной тысяч наркозависимых людей. Из тех, кто прошел реабилитацию – 85 % становятся здоровыми. Они активно входят в социум, соединяются с семьями и нормализуют свои отношения с близкими. Правда, сейчас процесс реабилитации значительно затруднился: если раньше, по 2002 год к нам, условно говоря, обращалось 100 человек, то примерно 20 из них отсеивалось, и мы работали с оставшимися 80-ю, считая их за 100%. И вот среди этих оставшихся, с кем мы плотно работали – 85 % положительного результата. Сейчас же ситуация резко изменилась, ухудшилась. Теперь из ста остаются на реабилитацию максимум 35 человек. Мы работаем с ними и результаты те же  - 85%.

- И с чем связана такая ситуация? Влияет на нее положение в стране или это чисто личностная проблема?

- Да, уменьшение процента желающих работать над собой, напрямую связано с социальной ситуацией в обществе. Мы заметили, что чем дальше мы уходим от периода советской власти, тем духовно народ становится все хуже, хуже и хуже. И молодые люди, приходящие к нам ныне, уже не имеют никаких моральных стержней и нравственных ценностей. Они не знают никаких запретов, у них нет представлений о добре и зле. Они считают, что им позволено все. Да и телевидение играет здесь свою разрушающую роль, пропагандируя постулат - бери от жизни все. И никакого морального, религиозного стержня у современного человека уже нет.

Вот приходит к нам 100 человек примерно в течение месяца, и из них никто не знает ни кто такой Бог, ни что такое духовность, ни что такое молитва, ни что такое закон Божий.

Каждую субботу в три часа дня я провожу в храме духовную беседу для всех желающих, для всех вновь пришедших за неделю. И я всегда интересуюсь: кто из них воспитывался в религиозном духе с детства? Никто. Спрашиваю, кто знает, кто такой Бог, что такое молитва? Никто. Кто изучал закон Божий? Никто. Иногда один человек поднимет руку. Кто знает, что такое целомудрие? Никто. Ни они, ни родители даже не знают значение этого слова. Оказывается, это замечательное русское слово абсолютно выпало из лексикона русского народа. А спросишь, знаете ли вы что такое секс? У- у, лес рук. Представляете, каково духовное состояние нашего населения.

- То есть вам приходится с нуля начинать духовное просвещение своих пациентов?

- Ну да, по сути, с нуля. И оказывается, огромное значение имеет проведение этих духовных бесед, когда рассказываешь людям что такое духовность, от чего происходит наркомания, как она развивается, по каким духовным законам и какова роль биологических факторов в этом процессе.

 

- Отец Анатолий, давайте тогда остановимся на этом моменте и дадим определение: что такое наркомания с точки зрения медицинской и с позиции духовной?

- С нашей точки зрения наркомания  - есть духовное заболевание. Это не биологическая, ни психическая болезнь, а в первую очередь - духовная. В основе развития этой зависимости лежит лишение человека духовного воспитания. И лишь через приближение человека к Богу, через открытие в нем образа Божьего можно спасти его. Развитие ребенка идет сегодня по довиантному, искривленному типу. Здесь, как мы говорим, имеет место депривация – лишение духовности. И душа человека программируется на греховный образ жизни и в соответствии с этим образуется особый психотип человека, ориентированный на совершение греха. И вот на фоне этого довиантного поведения формируются уже различные духовные пороки. Это не обязательно только наркомания. Это и блудомания, это и табакокурение, и алкоголизм, и проституция, и игромания, и сатанинская, и сектантская, оккультная  и другие зависимости. Все эти зависимости имеют один корень – бездуховность, безбожный образ жизни. И хотя все люди, имеющие вышеперечисленные зависимости, положительно отвечают на вопрос: веришь ли ты в Бога, но между их верой и верой истинной лежит огромная пропасть. Ведь вера без дела мертва. А у них никакого понятия о вере, о Христианстве, о Боге нет.

Несчастные наши дети брошены родителями, брошены обществом, брошены государством.

- Каковы же могут быть профилактические меры для борьбы с этой бедой? Что делать родителям, дети которых уже начали употреблять наркотики?

- На всех конференциях, совещаниях, круглых столах, когда речь идет о профилактике наркомании я говорю, что начинать нужно с развития духовности молодежи. Самим родителям нужно воцерковляться, а в школах надо вводить не предмет  - история православной культуры, а Закон Божий и активно обучать ему детей. Тогда мы что-то сделаем.

На втором месте стоит активная борьба на государственном уровне с курением и алкоголизацией молодежи и всего общества. Вот посмотрите, наши дети начинают курить, в среднем, в 11 лет. Когда ученые исследовали, как курение влияет на развитие наркомании, то оказалось, что курящие дети имеют шанс стать наркоманами в 55 раз чаще, чем некурящие. И примерно в том же возрасте, в 12 лет, дети начинают употреблять алкогольные изделия. И когда ученые сравнили группы курящих и выпивающих с группой некурящих и непьющих подростков, то выяснилось, что первая группа имеет шанс стать наркоманами в 100 раз чаще. Вот как велико значение курения и потребления даже слабоалкогольных изделий, типа пива и джин-тоников для детей, подростков и юношества. Поэтому на государственном уровне надо поднять борьбу с курением и алкоголизацией детей, иначе проблему наркомании не решить.

Я везде предлагаю запретить продажу алкогольных и табачных изделий подросткам до 21 года. И за нарушение этого закона необходимо обязательно наказывать продающих или тех, кто спаивает детей, вплоть до родителей.

Борьбой с наркоманией – профилактикой, лечением, реабилитацией нужно заниматься на всех уровнях  - от семьи и школы, до общества и государства. И я считаю, что бразды правления в этом деле должен взять на себя президент. Если правительство и наши властные структуры не осознают этого, не включаться в активную борьбу, и не дадут зеленый свет церкви, то у нас ничего не получится.

 

- А каковы, отец Анатолий, другие причины, мешающие избавиться молодым людям от наркотического пристрастия?

- У нас в стране сегодня есть страшная проблема – это легальный государственный наркорынок. Через нашу аптечную сеть сейчас совершенно свободно без рецептов продают лекарственные вещества, содержащие небольшие количества наркотиков. Это кодеинсодержащие препараты. Кроме того, трамалсодержащие препараты  и семя мака, которое продается как кондитерское изделие в продовольственных магазинах. Из этого кондитерского изделия научились добывать тяжелый наркотик дезоморфин, на котором наркоманы живут от шести месяцев до двух лет, ну, может, максимум три года. Тогда как на героине, пять-шесть лет люди живут. На кодеинсодержащих препаратах тоже живут от полутора до трех лет, потому что они научились извлекать химическим путем тот же страшный наркотик – дезоморфин. И все это продается совершенно свободно.

По статистике нашего центра почти половина наркозависимых, обращающихся к нам за помощью, сидят на легальных наркотиках, которые они свободно покупают в аптеках.  Мы сейчас повели тяжелую борьбу, направленную на запрещение свободной продажи этих препаратов и семени мака. Что из этого выйдет – не знаю. 18 декабря должно состоятся заседание правительства России специально по этому вопросу. Что оно примет, какие будут результаты, пока неизвестно. Но я боюсь, что кодеиновые препараты так и останутся в свободной продаже.

По нашему письму уже запретили в прошлом месяце безрецептурную продажу трамалсодержащих препаратов, но они все равно автоматически свободно еще продаются. Но я думаю, что правоохранительные органы и прокуратура наведут здесь порядок.

 

- Отец Анатолий, а вы можете привести примеры каких-то чудесных исцелений, когда  человек избавился и от порочной зависимости и от каких-то попутных заболеваний, СПИДа, например?

- Да, таких примеров у нас много. Я говорил, что нередко даже после первой исповеди и причастия люди теряют тягу к наркотикам. Это наблюдается примерно в двадцати процентах случаев. То есть каждый пятый, впервые пришедший в центр и прошедший через исповедь и причастие, теряет тягу к наркотикам, а иногда и к курению или выпивке. Таких случаев множество, сотни.

 Так, к примеру, произошло с Артемом. Он пришел на фоне героиновой зависимости, по моему, в 2001 году. Причем, пришел без всякого желания, только потому, что его родители привели. Но после первой же исповеди и причастия он был ошеломлен, его духовное состояние изменилось резко, сразу же, и он воспринял это как исцеление. Хотя, конечно, с ним пришлось повозиться, потому что, перестав употреблять наркотики, он начал принимать алкоголь. И месяц или два он беспробудно пил, но потом отошел и от этого. И сейчас это активнейший человек, который помогает мне в реабилитации наркозависимых и является старостой группы бывших наркоманов в нашей обители.

 Что касается попутных исцелений, то нередко, когда люди начинают вести духовный образ жизни, они избавляются от гепатитов С, В, и порой наблюдается, я не могу сказать исцеление, но исчезновение положительной ВИЧ-реакции. Это я тоже наблюдал нередко. Понять эти случаи трудно, но мы, верующие люди воспринимаем это как непосредственное воздействие благодати Божьей и чуда.

С медицинской точки зрения этому тоже есть объяснение. Ведь человек, начинающий вести духовный образ жизни, ведет соответственно и здоровый образ жизни. В нем начинает царствовать дух, а не плоть. Это приводит к усилению защитных функций организма, его иммунитета. И организм сам перебарывает инфекцию. Это одна точка зрения.

 А вторая точка зрения заключается в том, что у наркозависимого человека идет, по моему мнению, чрезмерная гипердиагностика ВИЧ-инфекции. Дело в том, что эта реакция на ВИЧ, она же не специфическая. Несколько десятков заболеваний могут давать положительную реакцию на ВИЧ. И с другой стороны тот же героин и другие опиатные наркотики сильно бьют по иммунной системе. А когда человек начинает вести здоровый образ жизни и не употребляет наркотики, то состояние здоровья резко улучшается.

 

- А с теми, кто обращается к вам впервые, только вы работаете или у вас есть помощники?

- Ну, конечно, я не один работаю. У нас есть врачи, психотерапевты, психологи. Есть кабинет биологической обратной связи, который хорошо помогает нам в процессе реабилитации. Есть группа катехизаторов, которые помогают нашим клиентам в изучении законов Божьих и ведут их к соблюдению 10 заповедей, к знанию церковных основ. Очень важно, чтобы священники помогли наркозависимым в осознании сугубой своей греховности. И если это нам удается, то на 90 % вопрос можно считать решенным.

- А опыт и пример бывших наркоманов имеет значение в изменении отношения наркозависимых к своему пристрастию. И может ли сам освободившийся наркоман, став христианином, помочь своему знакомому или случайно встреченному наркозависимому с помощью слова Божия?

- На самом деле нужно действовать комплексно, здесь все важно, все работает. Но, конечно, пример бывших наркоманов ошеломляет пришедших впервые, ибо они видят, что можно избавится от своей зависимости. Они ж не верили в это, они пришли в церковь с последней маленькой надеждой – а вдруг поможет. А тут они видят живые наглядные примеры, своих сверстников, которые молятся, которые считают это нормой и говорят, что можно избавиться от наркомании или других зависимостей.

            Еще имеет большое значение, так называемый, эффект массы. Чем больше группа людей, избавившихся от наркозависимости, тем больше вера людей, пришедших к нам впервые.

А для того, чтобы бывший наркоман сам помогал где-то на стороне, он должен сначала войти в устойчивую ремиссию, набраться знаний, опыта, а потом  - пожалуйста. Это у нас практиковалось и практикуется. Ребята и по школам и в детские коллективы ходили. Не случайно у нас организовано столько региональных реабилитационных центров, которые создаются и в нашей стране и за рубежом, в том числе, выпускниками нашего центра.

 

            (Как подтверждение этих слов прозвучал по мобильному телефону отца Анатолия звонок из Нового Уренгоя, с сообщением о создании реабилитационного центра в этом сибирском городке у Полярного круга. Отец Анатолий поздравил своего абонента с этим событием, посетовал, что представители министерства здравоохранения начали «наезжать» на него, пытаясь поставить на место. Я, видите ли, наступил на хвост легальной наркомафии и сразу стали ползти слухи в высоких инстанциях, что Берестов не своим делом начал заниматься, вторгаясь в ассортимент аптечной сети… То есть раньше, пока их не касался, я своим делом занимался, а теперь не своим…)          

 

            - Отец, Анатолий, а можно говорить о том, что у вас есть какая-то методика, что у вас происходит не какой-то спонтанный процесс, а четкая программа работы с зависимыми людьми? И в чем суть этой методики? 

            - Главная суть нашей методики заключается в активном воцерковлении, в приближении человека к Богу, в развитии его христианской духовности, в изменении образа жизни и образа мышления. Важно также удаление человека из наркотической и социальной ниши. Этого мы достигаем разными путями. Оказывается, и в условиях мегаполиса возможно проводить реабилитацию амбулаторно. У нас основная масса клиентов проходит реабилитацию таким образом.

 

            - Вся ваша работа с наркозависимыми происходит на безвозмездной основе?

            - Да, денег ни с кого не требуем.

            - За счет чего тогда вы живете?

            - За счет пожертвований, в основном, и за счет церковной деятельности, служб. Конечно, нам очень трудно, еле-еле сводим концы с концами, но ничего, выживаем с Божьей помощью.

 

            - Отец Анатолий, на ваш взгляд, в стране происходят позитивные изменения или продолжаем деградировать? Я, например, хожу в Санкт-Петербургский храм Феодоровской иконы Божьей матери и вижу, что людей в церкви становится все больше и больше.

            - В стране идут одновременно два процесса – деградация общества и отход человека от Бога и небольшое приближение к церкви. Причем, у нас в Москве это происходит, в основном, за счет бандитов, за счет наркоманов, за счет пьяниц, проституток…

            - Когда можно попасть к вам на беседу, отец Анатолий и как вас найти в Москве, как связаться по телефону?

            - В субботу и в воскресенье. В субботу я провожу службу в 17 часов. В воскресенье служу Литургию в 10 утра. Находимся мы на Крутицком подворье возле Спасо-Преображенского монастыря по адресу: 1-й Крутицкий переулок, д. 2-а. Искать нужно душевнопопечительский центр Святого праведного Иоанна Кронштадского Московской патриархии. Звонить нам можно по телефону 676-67-63 с 12 до 17 часов, кроме субботы и воскресенья.

 

            - Отец Анатолий, а как получилось, что вы, будучи доктором медицинских наук, стали священнослужителем, иеромонахом?

            - Я давно, со второго курса института стал верующим человеком и с тех пор всегда мечтал стать священником. Моя мечта реализовалась только в 1991 году.

            - Не жалеете, что ушли из официальной медицины?

            - Но разве можно сказать, что я ушел из профессии? У меня сейчас специальность – на грани духовности и медицины. И у меня работает масса врачей, которых я контролирую. И трудно сказать, кто я сейчас больше – врач или священник. И то, и другое вместе. Это существует неразрывно, слитно.

 

            - Отец Анатолий, а были ли в вашей жизни случаи, когда вы явственно чувствовали над собой руку Божию, когда Бог спасал вас или кого-то из ваших близких от чего-то страшного, когда происходили события невероятные с точки зрения здравого смысла?

            - Были такие случаи и много раз. Однажды, когда я еще работал в медицине, я был консультантом Минздрава России и Минздрава СССР, меня пригласили по санитарной авиации в Сухуми, в Абхазию к тяжелобольному ребенку. Он утонул, его реанимировали, и он находился в республиканской детской больнице. Я приехал, посмотрел ребенка, установил диагноз: тяжелая гипоксическая энцефалопатия, смерть коры головного мозга. Я еще сделал выговор врачам – здесь же все ясно и вашим реаниматологам и невропатологам, зачем же нужно было еще меня вызывать. Врачи смутились и сказали, что вызвали меня собственно только по настоянию родителей. Это было в Сухими, а ночевать меня повезли в Гагры, к родственникам этого больного  ребенка. Когда я вошел во двор их дома, навстречу мне вышла пожилая женщина с большим блюдом лобио в обеих руках. Увидев меня, она открыла рот от удивления, ахнула, взмахнула руками, схватилась за голову. Блюдо упало, разбилось, я не понял в чем дело. Потом выяснилось, что когда с ребенком случилась эта беда, и он не выходил из комы несколько недель, его бабушке приснился сон, где чей-то голос ей говорил: «Вызывайте из Москвы консультанта Анатолия Ивановича Берестова», и она видит мое лицо. Они не знали, есть ли такой консультант, но настояли, чтобы меня нашли. И ее реакция на мое появление была связана с тем, что именно меня она видела во сне. Они уговорили меня взять ребенка собой в Москву. Я взял его, хоть мне и не верилось, что ему чем-то можно помочь. И тут происходит неожиданное, в Москве к нему возвращается сознание, и мы выписываем его из больницы нормальным человеком. Это был самый настоящий промысел Божий.

            Другой потрясший меня случай произошел летом 1996 года, когда я уже служил в храме святого преподобного Серафима Саровского при институте трансплантологии. Я крестил одну семью из четырех человек: муж, жена и мальчики 13 и 14 лет. Оба мальчика страдали эпилепсией, а у их матери был рассеянный склероз в тяжелой степени. Она уже не могла сама ходить, ее привезли на колясочке, она могла передвигаться только при поддержке с двух сторон. И вот, когда я читал запретительные молитвы, необходимые при подготовке к Таинству крещения, запрещающие дьяволу владеть душой человека, оба ребенка грохнулись в эпилептическом припадке. Все бросились к ним, а я сказал: «Остановитесь. Не бойтесь. Сейчас у них этот припадок пройдет, и он будет последним в их жизни». Ну и, действительно, вскоре они пришли в себя, поднялись. Это было 10 лет назад. И за эти годы у этих молодых людей, а они сейчас уже вполне взрослые, не было больше припадков. После того, как я окрестил детей, подводят ко мне их мать. Я окрестил ее и предложил помочь ей вернуться на место. А она вдруг говорит: «Ой, не надо, я сама теперь дойду». Оказалось, что к ней вернулась способность ходить. И я в окно наблюдал, как она шла уже без коляски, хотя ее и поддерживали за руки. Я, как невропатолог знаю, что если человек при рассеянном склерозе перестал ходить, то уже никакими медицинскими средствами его двигательные способности не восстановишь. Опять Господь Промыслитель помог. И много таких историй. Очень много.

 

            - Отец Анатолий, каковы планы вашего центра и ваши личные планы?

            -  Мои планы – продолжать это служение, развивать его, помогать в становлении православных региональных реабилитационных центров по стране и за рубежом, в православных странах. Мы уже помогли создать такие православные центры, минуя, так называемые 12-шаговые программы, во многих городах, начиная от Владивостока, Камчатки и Магадана до Екатеринбурга, Лонгепаса, Варны в Болгарии и Сербии. Вот только что звонили из Сербии, сообщили, что намечается открытие третьего за этот год реабилитационного православного центра. Это результат того, что я в этом году дважды побывал в этой стране и провел соответствующую работу с активистами антинаркотического движения. Они будут работать по нашей методике.

 

            - Отец Анатолий, напишите, пожалуйста, несколько слов, пожеланий нашим читателям.

 

            - Дорогие читатели! Я всем сердцем желаю, чтобы Вы всегда были с Богом. И тогда Бог будет с Вами. А с Богом разве может быть страшно в жизни? Если с нами Бог, то кто против нас?

Воспитывайте своих детей в вере, но вера ваша должна быть живой и деятельной. Да хранит вас Бог!

Иеромонах Анатолий Берестов

Похожие новости

  • «Сначала узнай Бога и полюби его...» Интервью с о.Александром Гавриловым
  • "Жизнь. Исцеление. Воскресение" Интервью с о. Григорием Григорьевым
  • Земля Святого Лазаря
  • "Бог избавляет от любых зависимостей!" Иеромонах Анатолий (Берестов)
  • Излечимы даже неизлечимые болезни глаз