Авторизация на сайте

лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Последние публикации

Как с нами связаться

  • + 7 (812) 956 86 01
  • + 7 (812) 580 07 75
  • optimals@yandex.ru
» » "Он показал как надо умирать" Светла и радостна печаль

"Он показал как надо умирать" Светла и радостна печаль

24-07-2017, 15:19 213 Интервью

Он показал как надо умирать

Игорь Кузьмич Биндюков – один из первых активистов трезвеннического движения, автор слов гимна общественного общероссийского объединения «Оптималист» и многих других песен, стихов и поэм на трезвеннические и богословские темы, редактор газеты « Трезвый мир», соавтор одной из лучших книг по проблеме алкоголизма и социокультурного программирования «На реках Вавилонских», написанной им в соавторстве с Ф. Н. Петровой. 

            10 лет он умер после недолгой, но мучительной болезни. Его уход был настолько праведным и поучительным для меня, что я решила написать о кончине дорогого Кузьмича. Тесное общение с Игорем Кузьмичом и его супругой Тамарой Ивановной  на протяжении последних месяцев его жизни просто перевернуло мои тогдашние представления о жизни и смерти. Этой статьей я хочу отдать дань памяти прекрасному человеку, великолепному другу, настоящему мужчине и истинно верующему христианину – Игорю Кузьмичу Биндюкову.

 

Кузьмич. Игорь Кузьмич Биндюков – мой духовный родитель, мой наставник и учитель. Не проходит и дня сейчас, чтобы я не поминала его в своих молитвах. Мы давно были знакомы, но редко общались, погруженные в свои заботы и суету. Меня только поражало всякий раз, как он радовался каждому моему звонку, как успевал наговорить добрых слов и шутливых комплиментов. Он со своей женой занимался исключительно отрезвлением людей, и я периодически посылала к нему своих знакомых и слушателей. Он же подчас присылал своих учеников ко мне. Я уважала его как грамотного специалиста и как умнейшего и веселого человека.

В один из своих звонков к Кузьмичу я услышала какую-то щемящую грусть в его голосе.

- Что случилось, Игорь Кузьмич? – встревожилась я.

- Я очень серьезно болен, Светочка, - услышала в ответ.

- Чем болен, может не все так страшно? – попыталась утешить его я.

- Тем самым, самым страшным, - грустно изрек Кузьмич.

Когда я спросила его, как он может так просто говорить об этом, Игорь Кузьмич ответил вдруг: «Ничего, если я еще немного поживу, я может и книгу напишу под названием: «Как правильно умирать от рака».

Книгу эту он так и не написал, но всей своей жизнью в последние месяцы и недели, Игорь Кузьмич продемонстрировал на своем примере науку правильного ухода из жизни, показал всем нам как надо умирать…

Именно в последние месяцы его жизни, я осознала, с каким человеком свела меня судьба и постаралась как можно чаще общаться с ним.

Наверное, все, кто хоть раз общался с Игорем Кузьмичом, уже не могли забыть его. Удивительное добродушие, интеллигентная мягкость, оригинальное чувство юмора, поразительная глубина знаний и энциклопедическая образованность, - все это создавало ощущение, что ты имеешь счастье знать уникального человека, запас душевных и интеллектуальных свойств которого попросту неисчерпаем.

Его занятия, которые он проводил поначалу в качестве ученика Ю. А. Соколова, а потом самостоятельно вместе с супругой, настолько отличались от классического варианта курсов по избавлению от табачной и алкогольной зависимости, что послушать его приходили и приезжали многие его коллеги и трезвенники со всей страны. Кузьмич ставил своей задачей не только отрезвление человека, но и духовное, умственное обогащение своих слушателей, для чего рассказывал им основы глобального исторического процесса, совершенно неожиданно интерпретировал наследие великого пророка и поэта А. С. Пушкина, объяснял механизмы управления людьми.  За 15 лет собственной праведной жизни он отрезвил столько человек, что множество людей стали считать Биндюкова и его жену своими крестными, духовными родителями. К ним я отношу себя и свою семью.

         Увы, последние годы Игорь Кузьмич так плохо чувствовал себя, что вел занятия лишь индивидуально, на дому, беря за свою десятидневную работу более чем скромные суммы. А все свободное время он тратил на чтение, написание поразительных по содержанию и форме статей, на молитвы и изучение положений святых отцов.

Практически с первых дней трезвости, Игорь Кузьмич был в числе последователей Братца Иоанна (Чурикова), а в течение последних пяти лет редактировал газету духовной трезвости «Трезвый миръ», которая издавалась на добровольные пожертвования трезвенников.

         Большинство представителей «Оптималиста» и других трезвеннических движений видели его последний раз на съезде, посвященном памяти лидера трезвеннического движения Юрия Александровича Соколова в конце 2001 года. Все видели, что Кузьмич ходит с палочкой, все знали, что он плохо себя чувствует, тем не менее, весть о его страшной болезни озадачивала и возмущала. За что этому прекрасному, светлому и умному человеку такое испытание, такие муки и страдания? 

Иначе относились к болезни Игорь Кузьмич и его верная спутница Тамара Ивановна…

Оказывается, поставив Биндюкову жуткий диагноз еще в начале 2003 года, врачи сразу сказали, что жить ему осталось не более месяца и сделать уже ничего невозможно…

Биндюков прожил после этого почти год, отказавшись от всех классических способов лечения рака  и неоднократно опровергнув печальные прогнозы врачей, наблюдающих за его состоянием. Я глубоко убеждена, что продержался Игорь Кузьмич так долго лишь благодаря своей вере, своему мужеству и желанию доделать все земные дела. И, конечно, благодаря бесконечной любви, терпению и поддержке своей преданной супруги.

Когда я спрашивала, откуда Тамара Ивановна берет столько сил, выдержки и смирения, она неизменно отвечала, что Кузьмич заслужил такое отношение к себе, слишком он человек хороший. Ни она, ни он не жаловались, не скорбели по поводу своей участи, а при встречах всякий раз подробно расспрашивали о моих проблемах, заботливо давали советы, рассказывали интереснейшие истории, высказывали оригинальные трактовки многих исторических и современных фактов и событий. Мне было так обидно, что я одна узнаю столько важного и полезного от Биндюковых, что, в конце концов, мы стали записывать поучительные беседы с Игорем Кузьмичом на видеокамеру. Одному Богу известно, какой ценой давались ему эти записи, как серьезно он к ним готовился, и как много он мог и хотел  рассказать. К сожалению, из-за страшных болевых симптомов мы так и  не смогли дописать на видеокамеру его гениальную трактовку пушкинской поэмы «Руслан и Людмила».

Мы многое не записали из того, что планировали, увы. Но я счастлива, что в моем видеоархиве остались ценнейшие записи рассказов Игоря Кузьмича по поводу глобального исторического процесса, его толкование поэмы А. С. Пушкина «Домик в Коломне» и других  произведений, писем, стихов великого поэта. 

Каюсь, долго не могла я решиться приехать к Игорю Кузьмичу после его печального сообщения, все казалось не до гостей ему теперь. И лишь в августе оказалась в доме Биндюковых. И была поражена тем, что лежащий в постели, тяжело больной человек говорит, будто он счастлив оттого, что Господь послал ему именно такой уход.

- Сколько людей умирает внезапно нераскаявшимися грешниками, - пояснил Игорь Кузьмич, - а у меня есть возможность и переосмыслить всю свою жизнь, и раскаяться во всех грехах и доделать все земные дела, уже не откладывая их в долгий ящик, так как я знаю, что жизнь может оборваться в любой момент. К своему диагнозу я адаптировался примерно через неделю, хотя обычно люди делают это в течение месяца. Я понимал, что избежать близкого конца мне не удастся, и потому сразу стал готовиться к тому, чтобы уйти из жизни достойно.

Да, такое отношение к смерти разительно расходиться с устоявшимся пожеланием быстрого и легкого конца, о котором мечтает большинство людей. Игорь Кузьмич испытывал на протяжении долгого времени жуткие болевые приступы, последние месяцы его жизни были полны таких мучений и страданий, что он вправе был взмолиться и пожалеть о такой горькой участи. Но Биндюков все смиренно принимал и не падал духом, умудряясь подшучивать и иронизировать над собой и другими.

А Тамара Ивановна говорила по этому поводу так: «Кого господь больше любит, того и испытывает. У Игоря довольно легкой и успешной была жизнь, поэтому и устроили ему такое испытание перед концом. Я удивляюсь, как Кузьмич, обычно тяжело переносящий даже легкие хвори, терпит сейчас такие муки. Даже врачи хосписа говорили, что не встречали еще человека, который испытывал бы такие сильные болевые симптомы».

В первую же встречу с больным Кузьмичом в августе меня изумила большая икона Богородицы, висящая в числе других в их домашнем иконостасе. Я хорошо знала эту икону и ее историю после своей недавней паломнической поездки в Покрово-Тервенический женский монастырь. Именно она явилась во сне отцу Лукиану, когда он взялся восстанавливать этот монастырь их руин. Отец Лукиан понимал, что возрожденному храму нужна икона-покровительница, и он молился Господу, чтобы он помог ему сделать правильный выбор. Так же молился священник и том, чтобы найти источник  со святой водой, бывший когда-то в окрестностях монастыря.

Явившаяся во сне Богородица в розовом одеянии стояла на холме рядом с монастырем и указывала рукой на икону, лежащую у ее ног, а рядом пробивалась струйка воды.

Именно в этом месте отец Лукиан предложил искать воду и вскоре из земли забил источник с идеально чистой водой. Монахини, служители, трудники и прихожане стали пить воду из этого источника. Через некоторое время в монастырь приехала женщина из Череповца и рассказала, что жила и трудилась здесь незадолго до этого, пила воду и излечилась от серьезного ракового заболевания. В благодарность за чудо исцеления, она на свои средства построила на месте источника прекрасную часовню, из которой все могли удобно набирать воду.

- Откуда у вас эта икона? - с удивлением спросила я у четы Биндюковых, и они рассказали мне не менее поразительную историю.

Оказывается, до болезни Игорь Кузьмич не был крещен по православному обычаю. Он покрестился в общине братца И. Чурикова, когда принимал святую трезвость после противоалкогольных курсов у Ю. А. Соколова. Уже зная о своем диагнозе, Кузьмич вдруг увидел в тонком сне женщину, похожую на монашку, которая произнесла странную фразу: «Тебе надо покреститься в храме Владимирской Божьей матери Николая».

Он рассказал о своем сне супруге как о нелепой галлюцинации, так и не поняв в каком храме ему нужно креститься. Вскоре Кузьмич пошел прогуляться к месту, где обычно кормил голубей и неожиданно увидел там женщину, похожую на ту, что приходила к нему во сне.

- Вы случайно не монашка? – набравшись смелости, спросил Игорь Кузьмич.

- Да, я служу в монастыре, - спокойно ответила женщина.

- А как вас зовут?

- Николая. Такое имя мне дали, когда я принимала постриг, - пояснила монахиня.

Расценив это как важный знак, Тамара Ивановна подготовила и отправила Кузьмича в храм Владимирской Божьей матери креститься. В храме его поздравили с тем, что крестить его будет очень сильный священник, находящийся в нашем городе проездом.

В момент крещения в одном из центральных храмов города Игорь Кузьмич оказался почему-то один на один с этим священником. Тот сразу определил, что перед ним человек намоленный, начал расспрашивать его о болезни, говорить об укреплении веры. Когда обряд крещения был завершен, оказалось, что креститься должны еще несколько человек, но приезжий священник уже отбывал из храма и обряд продолжил кто-то из местных протоиреев.

Тамара Ивановна в ближайшие выходные повела супруга в храм, располагающийся неподалеку от дома. Это оказалось подворье Покрово-Тервенического монастыря. В честь столь важного события Тамара Ивановна решила подарить мужу икону и предложила ему самому выбрать любую, из продаваемых в храме. Игорь Кузьмич без раздумий указал на образ Богородицы в розовом одеянии…

- Так это же знак вам!- не смогла удержаться от возгласа я, выслушав эту историю. – Вам нужно срочно ехать в этот монастырь и пить ту воду, которая излечивает людей от рака.

- А сколько туда ехать? - хором спросили супруги Биндюковы.

- 260 километров примерно, - ответила я.

- Что ты, куда мне, я не доеду,- тут же повесил голову Кузьмич.

- Ничего, на машине моей поедем, с остановками, лекарствами нужными Тамара Ивановна запасется, - уверенно успокоила я.

- А когда поедем? -  уже с надеждой в голосе спросил Кузьмич.

- Через выходные, - прикинула я возможные сроки, - это как раз будет последняя возможность передохнуть ночь после поездки на моей даче до ее продажи.

- Что ты, Светочка, я не доживу, у меня каждый день на счету, а тут две недели впереди, - опять засомневался Игорь Кузьмич.

- Доживете, у вас теперь стимул есть, - бодро успокоила его я и отправилась утрясать новые сроки продажи своей дачи с покупателями.

Игорь Кузьмич не просто дожил до поездки, но и вполне бодро перенес длинную дорогу, ограничившись лишь одной остановкой. Спасовал он только в самом монастыре, когда увидел часовню с источником святой воды с высокого холма.

- Это к ней нам нужно спуститься? – остановился он на верху крутой лестницы.

- Да и еще ниже к озеру, где мы будем купаться,- подтвердила я.

- Если я и спущусь туда, то обратно мне самому уже будет не подняться, - запротестовал Кузьмич. – И потом, я уже лет пять ни в одном водоеме открытом не купался.

- Вы спуститесь, искупаетесь и подниметесь,- твердо заявила я в ответ на его колебания, - еще бегом после купания побежите…

Мы потихоньку спустились к источнику, набрали воды, помолились в часовне, затем прошли до купальни. Сначала в озере искупались мы с супругом, потом Тамара Ивановна и мой муж помогли окунуться в монастырском озере сопротивляющемуся Кузьмичу.

Невероятно, но после купания в холодной сентябрьской воде, Игорь Кузьмич не просто легко поднялся наверх, но еще и цветочки к чаю умудрился пособирать, карабкаясь по крутому склону.

В тот же день мы заехали на обратном пути в Введено-Оятский женский монастырь, где тоже искупались в целебном источнике. Остаток дня и ночь мы провели на моей даче, находящейся неподалеку от этих святых мест.

После этой поездки, Кузьмич настолько лучше почувствовал себя, что напросился вскоре поехать со мной за грибами. И опять не только выдержал дальнюю дорогу, но весь день бродил со мной и подругой по лесам, набрав несколько корзин с грибами.

 - На поминки мои грибами народ будешь потчевать, - невесело напутствовал он по возвращению свою супругу.

А через неделю отважился и попросил свозить его в лес еще раз.

- Так хочется перед смертью по лесу побродить, грибочки поискать, - мечтательно говорил Кузьмич, и я не смогла ему отказать, несмотря на всю рискованность этой затеи.

 Мы заблудились с ним на этот раз, и в приближении ранних сентябрьских сумерек, Кузьмич продирался сквозь глухой лес, переползал через поваленные деревья, ворча при этом.

- Скажи кому, не поверят, что больной раком в последней стадии ползает по лесу в поисках грибов, да еще и ночевать в лесу готовиться.

Наконец, мы помолились, нашли выход из лесу и благополучно вернулись в город, нагруженные поздними грибами.

Вскоре Кузьмича положила в хоспис, начали пичкать наркотиками. Я приезжала к нему в больницу несколько раз, и именно там мы сняли наши последние видеоматериалы. Оттуда он выбрался уже совершенно больным, скрюченным, опирающимся на палочку, человеком.

- Видишь, Светочка, что врачи со мной сделали, - плакал у меня на плече сломленный Кузьмич, - даже не верится, что еще месяц назад мы с тобой по лесам шастали.

- Ничего, Игорь Кузьмич, оклемаетесь еще, нельзя сдаваться, вы же знаете, - утешала я своего духовного родителя.

- Да я все понимаю, но, похоже, все уже, сил никаких нет терпеть дальше эти муки,- горько возразил измученный болями в спине Кузьмич.

При этом Биндюковы стали упорно отказываться от применения наркотиков, к которым его приучили было в хосписе, опровергнув еще один миф о невозможности больного человека уйти от наркозависимости. Для снятия приступов боли они использовали лишь анальгетики, Дэнас-терапию и различные народные средства. В последние недели болезни, Игорь Кузьмич посчитал, что не стоит облегчать свои дикие страдания на какие-то 40 минут в день, и мужественно терпел и боли, и бессонные ночи, и обездвиженность, и голод, и невозможность нормального отправления естественных физиологических потребностей. Лишь бы сохранить ясным и незамутненным свой разум, свое сознание.

Главным лекарством и утешением Игоря Кузьмича были в эти месяцы постоянная молитва, пение псалмов и написание или надиктовывание Тамаре Ивановне статей на богословские, религиоведческие и философские темы. «Мистические аспекты Разума», «О святых и блаженных», «У истоков» - одно лишь название тем говорит о многом.

Пока были силы, Кузьмич посещал вместе с нами службы в Свято-Троицкой Сергиевой Приморской Пустыне (известном мужском монастыре), находящемся в Стрельне под Санкт-Петербургом. Духовником Игоря Кузьмича был иеромонах о. Герман, который в период болезни многократно исповедовал, соборовал и причащал его, навещая в больнице и дома.

10 декабря Игорю Кузьмичу исполнилось 65 лет. Наутро после  дня рождения он сказал жене: «Все, сегодня я отойду». Накануне он несколько дней неустанно молился вслух, а в последний день все больше молчал, будто прислушивался к себе. Сказал Тамаре Ивановне, что кому он завещает, поведал, что дважды приходила за ним его умершая тетя. По поручению отца Германа, супруга Игоря Кузьмича стала читать каноны на разлучение души с телом и на исход души, а также молитвы и псалмы, завершив их помазаньем всего тела елеем в виде маленьких крестиков. Все это время в уголках глаз Кузьмича стояли слезы, а сразу после полного помазанья на лице его появилась светлая улыбка – улыбались глаза, а все лицо излучало покой и умиротворение, что и увидели все, пришедшие проститься с ним в часовню.

Отпевал Игоря Кузьмича священник Александр в новой часовне Святого праведного Иоанна Кронштадтского. Похоронили И. К. Биндюкова на Красненьком кладбище, недалеко от дома. Попрощаться с ним пришло около двухсот человек, и это только малая часть из тех, кто хотел бы отдать дань памяти этому удивительному человеку, который так ярко жил и так тихо, спокойно, будучи в полном сознании отошел ко Господу. Просто уснул как младенец с улыбкой на устах…

Мне не пришлось попасть на похороны Игоря Кузьмича, я в этот момент летела на самолете из Сибири. Но перед своим отъездом я приезжала проведать Кузьмича и вручила ему подарок из Египта, где мы с мужем побывали накануне. Это был бюст царицы Нефертити в пирамиде с золотым песочком. Кузьмич долго вертел игрушку в руках, разглядывая, как пересыпается песок в забавном сувенире. И в этот момент он напомнил мне милого беззаботного ребенка, который жадно и с искренним интересом  воспринимает все детали окружающего мира.

И может быть хорошо, что я не видела дорогого мне человека мертвым. В моей памяти он так и останется тем любознательным и непосредственным мальчишкой, который так любил жизнь и людей. И который так достойно встретил свою кончину. Слава Богу, за такой переход от жизни к новой жизни, скрытой от нас, оставшихся на земле.

Похожие новости

  • Интервью c Герелло Василием Георгиевичем - звездой мировой оперной сцены
  • Перенесенный инсульт и полетный график – не помеха семинару
  • Излечимы даже неизлечимые болезни глаз
  • 9 фактов о глазах, которые мы не знали (факт 9)
  • О РУКОВОДИТЕЛЕ КУРСОВ