Авторизация на сайте

лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Последние публикации

Как с нами связаться

  • + 7 (812) 956 86 01
  • + 7 (812) 580 07 75
  • optimals@yandex.ru
» » » «Сначала узнай Бога и полюби его...» Интервью с о.Александром Гавриловым

«Сначала узнай Бога и полюби его...» Интервью с о.Александром Гавриловым

2-08-2017, 15:25 183 Статьи / О трезвости и трезвении

Иерей Александр Гаврилов: «Сначала узнай Бога и полюби его...»


МЕНЯ ВСЕГДА ИНТЕРЕСОВАЛО, как молодые люди не из церковной, светской среды принимают решение о принятии на себя дара священства со всеми его тяготами и лишениями, ужасными с точки зрения рядового человека. А еще более хотелось мне понять, почему при сходном потоке людских жалоб и бед, с которыми священникам приходится сталкиваться в процессе своего служения, лишь некоторые иереи начинают всерьез и основательно заниматься вопросами трезвости и трезвения, успешно и кропотливо работая с зависимыми людьми. К этим немногим относится петербургский пастырь о. Александр Гаврилов, который сегодня служит в Константино-Еленинском женском монастыре под Петербургом и на подворье этого монастыря в северной столице – храме прмч. Андрея Критского.

Отец Александр возглавляет также реабилитационный центр для наркозависимых в Псковской области.

Слушать друг друга и быть услышанными

  В дни служений отца Александра на Божественной Литургии постоянно присутствуют выздоравливающие алкоголики, курильщики, наркоманы, игроманы, их родственники, и знакомые, которые, услышав его проникновенные проповеди и берущие за душу распевные возгласы во время службы, стали его верными сторонниками и помощниками. А на духовные беседы, которые отец Александр проводит для всех желающих, собираются регулярно 30-40 человек, которые откровенно высказываются о наболевшем, искренне обсуждают заданные ведущим темы. Поучаствовав в таких беседах несколько раз, не перестаешь удивляться той открытости и самокритичности, с которой высказываются по очереди не только многие участники встреч, но и сам отец Александр, сидящий в общем кругу наравне со всеми и никак не комментирующий любое из высказываний. В этом и есть, по его мнению, одна из составляющих методики: здесь никого не лечат, не учат и не наставляют даже. Людям предоставляется возможность задуматься и высказаться самим, а также слушать друг друга и быть услышанными. Удивительно, но оказалось, что это работает само по себе, при условии, что человек регулярно ходит на богослужения, читает хоть изредка Евангелие, участвует в жизни Церкви и Таинствах, причащается Святых Христовых Тайн.
Как же пришел молодой иерей Александр Гаврилов в вере, к решению принятия священнического сана и к своему уникальному способу помощи зависимым людям? На эти и другие вопросы дает он ответы в интервью.

«Меня никто не заставлял идти в храм...»

— Отец Александр, я знаю, что вы росли и воспитывались в светской семье. Что вдруг заставило вас придти в Церковь, стать в дальнейшем священнослужителем?

— Меня никто, конечно, не заставлял идти в храм. Просто так сложилось, что мать моего друга попросила сына помочь в строительных работах по восстановлению подворья Покрово-Тервенического женского монастыря, известного в Петербурге как храм «Вера, Надежда, Любовь и матерь их София». Друг попросил меня пойти вместе с ним за компанию, и я согласился. Так я впервые оказался в храме уже не в качестве «захожанина», а в качестве трудника, будучи при этом студентом Ленинградского электротехнического института. Настоятелем храма уже тогда был знаменитый ныне отец Лукиан (недавно принято решение о возложении на него епископского сана — он станет четвертым архиереем Ленинградской области — митрополитом Лодейнопольским и Подпорожским). Отец Лукиан всегда очень хорошо относился к молодежи, и храм у него был такой молодецкий — даже бабушки там были какие-то бравые. Может, попади я в другой храм, к другому настоятелю, я не задержался бы в нем так надолго. А тут нам дали в качестве фронта работ расчистить совершенно убитый, забитый под завязку грязью подвал, предоставили инструменты и полную свободу действий. Мы проводили там все свое свободное время и за полгода его вычистили полностью. А к этому времени уже организовалось сестричество и хозяйство в поселке Тервеничи, на базе которого и создан был позже известный в области Покрово-Тервенический женский монастырь. Нас как опытных трудников послали в помощь сестричеству, и мы стали постоянно еще и туда ездить.

— Это же более 200 километров от города, да еще при ужаснейшем состоянии дороги на последних 30 км пути? 

— Да, тогда дорога занимала несколько часов в одну сторону. При этом я параллельно заканчивал институт и служил алтарником на подворье монастыря в городе. Кстати, учебу в вузе я заканчивал уже в перестроечные времена, когда из нас стали готовить не инженеров, а бакалавров, лучшим из которых предоставлялось право поступить еще и в магистратуру. Мне, как отличнику, пришлось еще лишний год учиться, чтобы стать одним из первых магистров своего института. Наконец в 1998 году я закончил учебу, женился, кстати, на девочке из художественной мастерской подворья, которая участвовала в росписи восстанавливающегося там Покровского храма, и пошел служить положенный мне годичный срок в рядах Вооруженных сил. Когда я вернулся из армии, встал вопрос о поступлении на заочное отделение семинарии и дальнейшем рукоположении. Вопрос этот оказался для меня практически неразрешимым: в семинарию на экстернат меня не могли взять, так как я уже был женат, имел сына и не имел сана, а в сан меня не могли рукоположить без специального образования. 

Благословение отца Илия

— И как же вы разрешили эту непростую дилемму?

— Удивительно, но на помощь мне опять пришел тот друг, который когда-то привел меня в храм. Он в то время был келейником известного уже тогда схиигумена Оптиной пустыни отца Илия (который ныне является духовником Патриарха всея Руси Кирилла). Он предложил мне приехать за советом и благословением к своему батюшке, и я поехал, без всякой, впрочем, надежды на разрешение своей тупиковой ситуации...

Отец Илий был в то время уже очень популярен среди паломников. Практически не выходил к ним из своей кельи, не справляясь с приемом такого большого количества людей из-за своего болезненного состояния. А ко мне он вышел по просьбе моего друга, он выслушал меня и сказал, что все в моей ситуации благополучно устроится. Нужно только подойти к старшему священнику своего храма и сказать, что отец Илий благословил его походатайствовать за меня перед митрополитом. Не поверив такому простому разрешению ситуации, я начал возражать и заново объяснять проблему, думая, что он не понял всей ее сложности. Тут отец Илий буквально подтолкнул меня к выходу, промолвив: «Иди, я все сказал...» Эта встреча состоялась летом 2001 года.

— И что произошло после этой поездки в монастырь Оптиной пустыни?

— А дальше случилось чудо. Наш старший священник отец Алексий, обычно весьма спокойный и неспешный, необыкновенно воодушевился после моего рассказа о разговоре с отцом Илием, тут же занялся необходимыми хлопотами и заручился соответствующими ходатайствами. В итоге уже в августе было получено благословение на мое рукоположение от митрополита Владимира. А еще через полтора месяца, на Крестовоздвижение (27 сентября) меня рукоположили в сан диакона.

Я учился в заочной духовной семинарии и служил на подворье Покрово-Тервенического монастыря, в храме «Вера, Надежда, Любовь...». Причем именно в период моего поступления срок обучения в семинарии возрос с четырех до пяти лет. В итоге, мне и здесь пришлось отучиться на год больше всех моих предшественников. А через три года меня рукоположили в священнический сан и отправили служить в родные уже мне к тому времени Тервеничи, где создан был к тому времени скромный женский монастырь.

— И этот скромный монастырь превратился вскоре в прекрасное благоустроенное хозяйство, в одно из красивейших мест в области, куда теперь автобусами едут со всех концов паломники. Вначале, надо думать, все было не так благостно. Тяжело было привыкать после городской жизни к деревенскому быту, отец Александр?
— Особенно если учесть, что туда мы приехали с тремя маленькими детьми на руках и поселились в деревянном доме, в котором не было практически ничего... Благо друзья, узнав о нашем положении, очень быстро завезли нам все необходимое, помогли обустроиться в непривычных для нас бытовых условиях.

«К нам потянулись зависимые люди...»


— И там вы начали вести работу с зависимыми людьми?

— Да, именно там. Правда, столкнуться с этой проблемой воочию мне пришлось значительно раньше. Брат моей жены был наркоманом, а мы жили в одной квартире. И я был постоянным свидетелем того, что происходит с человеком под воздействием зависимости, и как это влияет на его окружающих. Из квартиры, где мы жили, были вынесены буквально все ценные вещи, и две семьи питались и выживали как-то лишь за счет того, что зарабатывал я один... Сейчас, слава Богу, мой шурин находится в стадии длительной ремиссии. Когда же мы перебрались в Тервеничи, почти все мое окружение сложилось из зависимых людей. И это были не только деревенские жители, но и многие трудники, которые приезжали к нам в монастырь. 

— Вы проводили с ними какие-то специальные беседы, ставили определенные условия?

— Да нет, я проводил с ними лишь сугубо катехизаторскую работу и предлагал отрабатывать свой хлеб и ночлег. Труд и молитва лучше всего способствуют, на мой взгляд, отрезвлению человека. К тому же денег у них чаще всего не было, и соблазны по сути отсутствовали.

Затем зависимых трудников мы стали отправлять в удаленный скит, находящийся в 20 километрах от Тервеничей, где мы стали восстанавливать разрушенную церковь в честь иконы Тихвинской Божией Матери.

— И как их судьба складывалась в дальнейшем?

— А потом они возвращались в город, попадали в привычную социальную среду и почти поголовно срывались...
Я понял, что этим людям нужна дополнительная постоянная поддержка, и стал раз в неделю приезжать в город и служить для них и всех желающих Литургию на подворье нашего монастыря. Я привыкал к этим людям, мне было жаль видеть их срывы, и я стал искать дополнительные способы помощи для них. В итоге, одна из мам моих подопечных вывела меня на Новикову Валентину, которая работала по 12-шаговой программе анонимных алкоголиков (АА). Она рассказала мне о центре, познакомила с его программой, предложила сотрудничество. Оказалось, что мой подход представляет собой как бы антиметод для них, так как у нас разрешались многие вещи, просто запрещенные в их центрах. К примеру, у них при поступлении в центр отнимались мобильные телефоны и исключались посещения друзей, проверялись посылки и не разрешалось совместное пребывание лиц мужского и женского пола, не отдавалось предпочтение ни одной конфессии, говорилось лишь о помощи некоей Высшей Силы... Впрочем, когда я стал изучать их метод поглубже, то узнал, что первые создатели групп АА предписывали всем участникам обязательное чтение Книги, которая лежала в центре стола (ею как раз была Библия), а также посещение богослужений и причащение Святых Христовых Тайн. Когда же методику взяли на вооружение американцы, то, будучи преимущественно протестантами, они стали распространять ее по миру как межконфессиональную методику.

Микс на православной основе

 

 

С ЮРИЕМ ШЕВЧУКОМ в Доме Надежды-на-Горе

Позже мне стала приходить информация и о прочих методах работы с зависимыми людьми: о кодировании по Довженко, о методе перепрограммирования по Шичко, о последователях братца Иоанна Чурикова, общине религиозных трезвенников. Я понял, что во всех методах есть свои плюсы и минусы, и если использовать рациональные зерна из разных методик, адаптируя их на православную основу, то может получиться неплохой микс, приемлемый практически для всех групп населения. Например, 12-шаговая программа АА хороша для тех, кто не просто далек от Бога, а имеет отрицательное отношение к Церкви вообще или негативное отношение ко всему «поповскому сословью», считая, что батюшки только деньги с народа гребут да на иномарках катаются. Таких людей мы и направляем через их родственников на месячный курс занятий в специально выстроенный для них Дом Надежды-на-Горе» или другой центр организации анонимных алкоголиков. Консультанты там невоцерковленные в большинстве своем люди: их задача — дать своим подопечным основную информацию о страшных последствиях употребления наркотиков и привести людей к трезвости. В период их обучения я прихожу в центры анонимных алкоголиков с лекциями, на которых пытаюсь донести до людей ту простую мысль, что помогающая им Высшая Сила есть Любовь, а также все то лучшее, что есть в каждом человеке — надежда, вера, совесть, прощение. Я приезжаю на эти лекции только в гражданской одежде, чтобы не вызвать у людей неверующих протест и отторжение.
После месячного пребывания в центре людям, уже имеющим опыт самоанализа, предлагается пройти трехмесячный курс пребывания в нашем православном центре в деревне Ручей, который построен недалеко от Тервеничей на подаренной мне земле. Там они уже более плотно работают с дневниками чувств, пишут тетради с анализом своих грехов и приходят к осознанию, что та Высшая Сила, что дается им для спасения, и есть Христос. С ними в этом центре работают два священника и специально обученные консультанты. Благодаря этому они начинают там исповедоваться, причащаться, приходят к осознанному принятию Православия и важности постоянного общения с Богом, пребывания в лоне Церкви Христовой. Затем, уже в городе, они в течение 2,5 месяцев посещают амбулаторно наш центр на Васильевском острове. А потом приходят сюда, в наш приход, и уже регулярно посещают храм, участвуя в Литургиях и чтении Акафистов у иконы «Неупиваемая чаша» с последующими беседами и ежевечерним чтением молитв.

Свобода ради Бога


— И люди соглашаются на такой длительный процесс избавления от своей зависимости и практически пожизненной реабилитации?

— Да, в нашем случае период ремиссии растягивается в идеале на всю жизнь. Это, я убежден, единственный надежный способ освобождения человека от любых страстей. И здесь может помочь только твердое осознание той цели, ради которой человек стремится стать свободным от своих зависимостей. Если он делает это ради себя, своего здоровья или ради спокойствия своих близких, то никакой метод не даст ему радости и ощущения полной свободы — в лучшем случае человек будет чувствовать себя духовно ущербным, в худшем — впадет в другую, не менее опасную для его души зависимость. Если же страждущий жаждет уйти от своего порока для Бога, для спасения своей души и обретения Царствия Небесного — это уже совершенно иной уровень решения проблемы, и человек не будет переживать, что путь духовного возрождения должен длиться у него всю жизнь. И что истинное восхождение к духовным высотам, к свободе даже от греховных помыслов — есть смысл и цель всей его жизни. 
На первом этапе понять это мало кому возможно, поэтому здесь необходима огромная духовная работа близких, тех, кто заинтересован в спасении зависимого человека не ради себя, не ради его самого, а, повторяю, ради Бога... 

Известно, что в большинстве случаев сам зависимый человек не осознает своей проблемы, и за помощью к специалистам обращаются, в основном, его близкие. Не начав серьезной работы с ними, с их духовным становлением и укреплением в вере православной, бессмысленно рассчитывать на успех и в работе с их близким страждущим человеком. Увы, немногие пока готовы к принятию таких перемен в себе самом, поэтому и доходят до победного конца немногие.
— Что есть победный конец, по-вашему, отец Александр?
— Состояние, в котором человек четко осознает истинный смысл своей жизни и уже минимум три-пять лет не мыслит своей жизни без Церкви, без участия в Таинствах, без спокойного сохранения трезвой и трезвенной позиции в любой жизненной ситуации. Чаще всего приходится наблюдать пока, что человек, пройдя все этапы личностного восстановления, примерно через год перестает ходить в храм и пропадает, считая, что он теперь вполне способен жить сам, без Божией помощи. Такая самонадеянность и приводит чаще всего к очередному срыву, и хорошо еще, если человек правильно поймет в этом состоянии его причины, снова вернувшись в Церковь, в группу.
Все специалисты в области наркологии и психологии знают, что людям, прошедшим через третью стадию алкогольной зависимости, уже не научиться пить культурно. Человек думает, что он выпьет чуть-чуть на праздник и вовремя остановится. Такой эксперимент над собой почти у всех бывших алкоголиков и наркоманов обречен на провал. И сохранять трезвость они могут лишь с помощью постоянной психотерапевтической работы, самоанализа и поддерживающей терапии.
— Судя по тому, как вы говорите и общаетесь с людьми, можно сделать вывод о вашем профессиональном знании психологии.

— Да, вы правильно поняли, я закончил заочно еще и факультет психологии в Санкт-Петербургском государственном университете.

— И какие методики наиболее активно применяете на практике?
— Прежде всего, методы групповой психотерапии, гештальт-терапии, когнитивную и гуманистическую клиент-центрированную психологию и, конечно же, христианство. А все вместе это можно охарактеризовать как метод любви. Причем здесь нужно вначале узнать и полюбить Бога, а это невозможно, если не узнаешь и не полюбишь ближнего; в общем, все как Христос завещал. Поэтому мою методику можно смело назвать «метод от Христа». Только с Ним и возможно то, что невозможно ни одному человеку в отдельности, ни всем людям, вместе взятым.
— А как воспринимают такую постоянную  вовлеченность в работу ваши близкие, ваши четверо сыновей, супруга?
— С терпением и пониманием.
— Спасибо за беседу. Помоги вам Господи во всех ваших трудах и начинаниях.

Беседу вела Светлана ТРОИЦКАЯ

 

Следует добавить, что сегодня отец Александр является настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша». Этот храм находится внутри наркологической больницы на 5 линии Васильевского острова. Изначально руководитель выделил под храм одну, затем вторую комнату, которые о. Александр и его прихожане оборудовали под храм. Сейчас и этого пространства едва хватает для всех желающих поучаствовать в необыкновенной Божественной Литургии, которая проводится здесь несколько раз в неделю.

Похожие новости

  • "Жизнь. Исцеление. Воскресение" Интервью с о. Григорием Григорьевым
  • «А с Богом разве может быть страшно?» Интервью с о.Анатолием (Берестовым)
  • "Бог избавляет от любых зависимостей!" Иеромонах Анатолий (Берестов)
  • Интервью c Герелло Василием Георгиевичем - звездой мировой оперной сцены
  • Алкогольный террор